review #1

…Мы так привыкли называть электронную музыку электронными словами, что перестали искать в ней что-то более глубокое, чем толчки и шорохи. Достаточно прилепить спереди слово «майкро» или сзади «хаус» — и все, характеристика готова…

Benfay — «One Touch Button Music» [thn054]

Thinner, 2004

Thinner рассказывает: Benfay (Бенджамин Фэй), вырос в маленьком швейцарском городке Ольтен, ныне обитает в Берне (Германия), изучал контрабас в бернском музыкальном колледже. Benfay — один из звукорежиссеров лейбла и вообще отличный парень. «One Touch Button Music» («Музыка в одно касание клавиши») — его первый лонгплэй за последние три года, за которые, говорят, он много чего хорошего понаделал. Thinner еще много чего рассказывает, но факты на этом заканчиваются, дальше — одна хвальба: мол, шедевр мастер-класса, красивейшая музыка, работа, объединяющая тонну разных стилей, и все такое…

А факты заключаются в том, что под красочной обложкой скрывается самый обычный лаунж. Название альбома очень подходящее — в одно касание клавиши, т.е., особо не задумываясь. Музыка для сноубордеров и их подружек. Не хочу обидеть сноубордеров и, тем более, их подружек, просто такую музыку обычно крутят дети Ибицы на тусовках в горнолыжных базах. Ничего предосудительного в этом нет — ну представьте себе такую ситуацию — только что вы сделали последний на сегодня спуск, вы жутко устали, болят мышцы, и хочется выпить глинтвейну. И почему бы, черт подери, не выпить, рассматривая мелькающих перед глазами симпатичных девчонок, которые дрыгают симпатичными попками под симпатичную музыку.

Возможно, такие мысли навевает обложка — одинокий лыжник заползает на склон на фоне великолепного малиново-желтого неба. Но факт остается фактом: неужели, старина Бинфэй, тебя учили играть смычком на неповоротливом контрабасе для того, чтоб ты впоследствии лепил такие вот «ту-тс, ту-тс, ту-тс» шедевры?!..

Аранжировки, бесспорно, великолепны. Где-то в середине прослушивания я случайно очнулся, услышав что-то интересное, но скоро опять заскучал — осечка. В общем, не умея кататься на лыжах или доске и не имея подружки, слушать не стоит.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

Насколько я понял, лейбл Thinner выпускает по большей части именно такого сорта музыку. А вот связанный с ним лейбл Autoplate (www.autoplate.org или www.thinnerism.com/releases.php?label=apl) — намного более любопытная формация.

V/A — «Bauhaus comp.» [apl001]
Autoplate, 2002
V/A — «Many Things Worth Living For» [apl020]
Autoplate, 2004

Два программных релиза онлайн-лейбла Autoplate, между которыми — разница в 2 года и 18 релизов текучки. Оба они — сборники интересных для ушей экспериментов.

Bauhaus (нем. — «дом строительства») был высшей школой дизайнеров, архитекторов и прочих художников-строителей в Германии. До упразднения школы фашистами в 1933-м в ней велись разработки в области эстетики функционализма, художественных решений материально-бытовой среды и в прочих конструктивных направлениях. Некоторое время в школе работал знаменитый абстракционист Василий Кандинский.

Обложка релиза напоминает образец советской конструктивистской живописи начала 20-го века. Так и есть — мы имеем дело с очень конструктивным, программным заявлением Себастиана Реденца, владельца лейбла Autoplate.

Ну, что сказать. Интересная штука, этот Баухауз, хоть и довольно однообразная. Это сборник качественной современной электроники — разновидности почти ласкового нойза, idm, click & cuts, и прочей электронщины разной степени серьезности. Выделяются только две композиции. Во-первых, «Tron» Андрея Кириченко: привыкая к характерному микротонально-басовитому побухиванию, не сразу удается заметить почти сентиментальную мелодию, появляющуюся как бы ниоткуда, выглядывающую из-за стены эха. И, во-вторых, «Conversation With Your Mixer» проекта Frame — хороший пример мастерства использования дилэев (эффект, основанный на задержке звука, создании многократно повторяющегося эха) и ревербераторов, не выходящий, тем не менее, за рамки еле слышных шумов.

В остальном, релиз служит неплохим фоном для создания рабочего настроения.

Название второго сборника — «Есть много вещей, ради которых стоит жить» — по сути, не очень точно отражает его дух, потому что подчас жить просто не хочется. Но именно этот факт и радует больше всего.

Из отрицательных характеристик — много повторений вроде изрядно надоевшего idm с всевозможными приставками (post-, neo-, шмео), а также депрессивно-мелодичной электроники, которой и без стараний Autoplate вокруг полно. Но остальное, то, что в эти характеристики не укладывается — весьма сносно. Порадовал проект Infra Red Army со своим неординарным посвящением Джону Кейджу. Любопытное полукино «Full The Moon», нарисованное Хансом Аппельквистом — прекрасный трек, завораживающий! Заслуживает внимания также издевательски-добродушная «Meet Me In C#» («Встречаемся в До-диез») проекта Flim. Но самое главное, самое потрясающее и удивительное — трек «Kosmolet» проекта «Gultskra Artikler», за которым стоит сибиряк Алексей Девянин. Вообще, его музыка стоит того, чтоб посвятить ей отдельную публикацию, поэтому пока распинаться не буду.

Представьте себе функцию x=4y, проще говоря, прямую. Это и есть «Bauhaus comp.» C функцией «Many Things…» дела обстоят посложнее — хоть ее график извивается вокруг той же четверки, однако его трудно описать таким простым уравнением. И в этом — неоспоримое превосходство перед Баухаузом.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

Раз пошли такие дела, можно рассмотреть пару-тройку примеров той самой автоплейтовской текучки.

Affective Disorder Vs. UndaCova — «Study of a Ladybug on a Rope» [apl005]
Autoplate, 2002

Альбом «Изучение самки жука, ползущей по нити» записали два электронных бельгийца — Jan Robbe (UndaCova) и David Deschuyteneer (Affective Disorder). Это целый букет эмоций, загадочный и большой, полный абсурда и магии, временами весьма позитивных, несмотря на все попытки Яна сгустить краски — при описании своих продуктов он употребляет слова вроде «эмбиент», «страх», «депрессия», «пессимизм» и прочие непристойности. Дэвид по этому поводу отмалчивается.

Ян Роббе конструирует саундтреки к своей жизни. Некоторые строчат дневники, а Ян поклацывает кнопочками и крутит крутилки. Жизнь у Яна, судя по всему, невеселая, но интересная — красочные спектры и пластилиновые мультфильмы из синтезаторов скрывают нечто более осмысленное, чем просто электронные нагромождения. Особенно интересны треки, где появляется бит. Есть и определенные недостатки — время от времени ну очень уж похоже на FSOL.

Я сижу на работе и слушаю в наушниках «Самку жука». И вдруг на треке «Study of a Ladybug on a Rope» чувствую, как что-то ползет по моей скуле. Я поднимаю ладонь и снимаю маленького жука. Интересно, думаю я, неужели Ян с Дэвидом так ответственно мастерят свои магические саундтреки, что магия распространяется и на слушателей. Самка жука выползла из звуковой карты, прогулявшись проводом наушника («нить»), нырнула в мое ухо и, в конце концов, я снял ее со своей щеки.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz, некоторые композиции — 128 и 160Kbs, некоторые — variable bitrate. Не совсем понятно, зачем это было нужно.

Taavi Tulev — «Televiisor On Tuksis» [apl007]
Autoplate, 2002


Эх, доберусь я как-нибудь до прибалтийцев! Уж очень неплохие результаты они показывают. Первая строчка аннотации Autoplate написана большими буквами: «БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ — НЕ ПОВРЕДИТЕ УШИ ПЕРВОЙ КОМПОЗИЦИЕЙ — KARJE». Министерство здравоохранения Германии предупреждает: вы можете оглохнуть от эстонского валева. С чувством надвигающегося катаклизма я врубил полную громкость и натянул наушники, приготовившись к тому, что мне оторвет голову к чертовой матери.

Таави Тулев — очень молодой (20 лет) эстонский мультиинструменталист, сын серьезного композитора Тойво Тулева. Вот, в принципе, и вся информация, сопутствующая релизу. Нет, вру — еще Autoplate’овцы пишут о том, что называется это дело «neo-dsp», и что треки альбома расставлены случайным образом. Эта случайность — не в производстве звуков, а в формировании релиза — почему-то показалась мне хоть и не новаторской, но довольно симпатичной идеей.

Я не знаю, какую именно цель преследовал Таави, но хочется думать, что «Televiisor On Tuksis » — здоровый юмор на тему замороченности электроники. За стеной электронного рева прячутся не лишенные мелодичности ландшафты, но все настолько дико искажено эффектами, что, кажется, Таави ехидно выглядывает из-за этих псевдо-романтических нагромождений, показывая нам всем язык. Вы привыкли к заутюженным звукам лирических мелодий? Тогда вы ничего не знаете о лирических мелодиях! Они способны на большее, чем диктуют им сахарные пресеты виртуальных синтезаторов. Сказать по правде, ближе к середине альбома энтузиазм спадает, но все равно — это неплохой пример для представителей космически серьезной электронной братии. Я лопну от разочарования, если узнаю, что на самом деле Таави Тулев — серьезный музыкант, делающий серьезную музыку.

Скрывать нечего — я повелся на обложку. Рассматривайте обложки — иногда это очень неплохой способ выбора музыки.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

Tlon — «Acoustic Lazy Dolls» [apl018]
Autoplate, 2003

Не стоит доверять тому, что пишут в официальных аннотациях. Все это если и не ложь и преувеличение, то, по крайней мере, перевирание. Кроме полезных сведений о релизе я нашел в официальной аннотации кучу хлама вроде «эмбиента нового поколения», «старой музыки для следующего тысячелетия», «великолепного воскресного утра» и прочего восторженного бреда. Прямо воскресная школа с толпами счастливых детишек, торчащих на эмбиент. Я долго скептически хмурился, но полезные сведения все же раздавили мой скептицизм, и треки альбома были отправлены в даунлоад-лист.

Полезные сведения таковы: в 2002 году «Acoustic Lazy Dolls» («Ленивые акустические куклы») был сконструирован канадцем Жаном-Себастьеном Рауксом и издан в минимальном тираже 100 экземпляров. Издание означало выжигание на обычной болванке и запуск в свой микро-оборот лейблом ORAL (на котором также вышло несколько релизов Akufen и Томаса Бринкманна). Первоначальный вариант «Кукол» включал пять треков. Материал был получен путем расковыривания композиций альбома «Possible Musics» Джона Хассела и Брайана Ино. Расковыривание производилось с помощью иголки проигрывателя пластинок. Жан-Себастьен выкусывал крошечные аудио-фрагменты и лепил из них собственные, записывая результаты этих манипуляций. Все решили, что получилось неплохо и что релиз достоин переиздания на Autoplate. Оно состоялось, а Жан-Себастьен даже написал специально для такого случая четыре новых композиции, правда, на сей раз уже с помощью компьютера. Получившееся окрестили майкро-эмбиентом.

Меня эта характеристика не удовлетворила. Мы так привыкли называть электронную музыку электронными словами, что перестали слушать ее как собственно музыку, искать в ней что-то более глубокое, чем толчки и шорохи. Достаточно прилепить спереди слово «майкро» или сзади «хаус» — и все, характеристика готова. Правда, настоившись агрессивно к подобным терминам, я долго не мог толком определить, а что же это, собственно, вообще такое! Смущало то обстоятельство, что этот приятный саунд и обилие глубокого баса мне по какой-то причине нравится.

И в какой-то момент меня осенило: да это же блюз! Нет, в музыке нет ничего блюзового, хоть заслушай ее до изжоги в ушах. Но фактура картинки, изменения звука, напоминающие подтягивание струн, задержки на самых трогательных участках композиций не оставили в голове больше никаких характеристик. Мда… Дожились. Блюзы делаются на вертушках.

Музыка поразительным образом небанальна, несмотря на текучий приятный саунд. Хрупкие поначалу композиции постепенно обретают каучуковый грув, упруго прущий вперед и иногда направляемый слабым подобием бита. Такое впечатление, что музыке нужно время, чтобы подняться — она собирает всякого рода аудио-куски, лепит из них ноги, и, в конце концов, на них встает. Она делает несколько неуверенных шагов, потом некоторое время бодро продвигается, но в конце концов, обламывается и опять садится. Блюз ведь, лениво и грустно. Лениться и грустить надо, по крайней мере, сидя.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

Deluge — «Departure in affection and new noise» [thn051]
Thinner, 2004

А вот другой проект прогрессивного хаус-мейкера из Монреаля Жана-Себастьена Раукса — Deluge, который издается на Thinner, родительском лейбле Autoplate. И это накладывает серьезный отпечаток на музыку: Deluge — это уже стопроцентный майкрохаус. И никуда тут от электронных слов не денешься.

Жан-Себастьен делал этот альбом, вдохновившись творчеством громкого французского поэта-«экзистенциалиста» Артюра Рамбо. Рамбо выпустил свою первую нашумевшую книжку, когда ему было всего 19 лет (тогда он уже был близок к тому, чтобы бросить писать). Он был поэтом-отрицателем, он был против всего на свете. Он ненавидел моральные устои окружавшего его общества, жестоко чихвостил религию, и вообще был довольно агрессивно настроенным парнем — своебразный Уильям Берроуз 19-го столетия с гомосексуальными и наркоаддиктивными замашками. Поэтому Deluge мог бы и постараться сделать альбом хоть капельку жестким. Так нет же — это образец самого обычного хауса, снабженного тонной миловидных майкро-звуков, красивейшими струнными, побулькивающим глубоким басом, в общем, всеми теми примерами тупиковой ветви современной электроники, против которой я точил зубы, еще только начиная копаться в интернет-сцене.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

Kino-Glaz — «Fifty Year Spectacular» [kpu.013]
Kikapu, 2003

Не обходится и без паразитизма на экспериментальной сцене. Главный материал производства «Fifty Year Spectacular» — «нетривиальные» аудио-куски. Все безжалостно зациклено. Время от времени слышно банальное воздействие простейших фильтров, вроде расширения стереопанорамы или игр с уровнем резонанса. В остальном, музыка поразительно ненаблюдаема.

Kino-Glaz — это житель Нью-Йорка Джеймс Ривз. Помимо музыкального настоящего, он — профессиональный дизайнер и немного фотограф, его графические произведения — своеобразные городские вестерны. Джеймс — большой любитель выкладывать у себя на сайте соображения по поводу музыкальных направлений, до прослушивания которых он «вырастает». Не сайт, а хроника роста, отметинки карандашом на дверном косяке — теперь наш мылыш слушает семплерную музыку, ого, а сейчас он вырос до нео-хипхопа!

Иногда у меня возникает впечатление, что некоторым музыкантам в голову и мысли не приходит о необходимости наполнения своих творений содержимым. В первую очередь это относится к большинству современных технарей и реинкарнации нео-романтиков — производителей всякого рода дип-хаусов и лаунжей. Но у них-то хоть цель есть осмысленная — делать приятную танцевальную или фоновую музыку. А вот что за цель у проекта Kino-Glaz — непонятно. Видимо, просто очень хотелось быть музыкантом.

Формат
mp3, 160Kbs, 44KHz

Stud — «Phicusology» [kpu.021]
Kikapu, 2003

Stud (сибиряк Алексей Девянин) — своеобразная звезда сцены.орг. Несколько его релизов разбросаны по разным веб-лейблам в сопровождении положительнейших комментариев об интересном творческом подходе и невероятной музыкальной плодовитости парня (правда, у лейблов не бывает отрицательных комментариев). Его музыка есть на Kikapu, Kahvi, Acediamusic. Кроме того, на Autoplate есть 2 релиза Gultskra Artikler — так называет себя Девянин, выпуская этно-авангард. Зимой 2004-го Девянин выступал на московском электронном фестивале aBrACaDaBrA вместе с Hrvatski и Donna Summer. Самородок!

Признаюсь, Gultskra Artikler- очень интересное явление. Совсем не то, что Stud. Stud — это neo-idm, в меру мелодичный, в меру непростой, в меру несерьезный, всего в меру, за пределы меры ни один из звуков не выбирается. Неправильные, но довольно предсказуемые ритмы. Обилие незатейливых мелодий — грустных и не очень. Единственный положительный момент — полное отсутствие баса.

«Фикусология» сопровождается ремиксами друзей Студа на композицию «Damn Arm». Среди них иногда можно расслышать что-то, что заставляет, по крайней мере, переключиться в плеер, чтоб узнать, кто автор трека. Но довольно редко и совсем ненадолго — большинство ремиксов неуклонно следуют линии альбома (с точки зрения целостности релиза момент в общем-то положительный).

Мне непонятно, как может один человек делать настолько необычную музыку (Gultskra Artikler) одновременно с настолько мелодичной электроникой (Stud). Но я постараюсь это разузнать в самом скором времени.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

Infra Red Army — «Black Body» [ns15]
Nexsound, 2003

Некоторые получают музыкальное образование для того, чтоб потом констуировать танцпольную задотряску, а вот некоторые применяют академические навыки для изобретения довольно неординарных конструкций. О последних, вернее, об одном из них, и пойдет сейчас речь.

Infra Red Army (IRA) — это оркестр одного музыканта, харьковчанина Дмитрия Сороки. Дмитрий — музыкант с образованием по классу классической гитары. Тем не менее, музыка его гитарой далеко не ограничивается. В ней вообще мало гитары. Зато в ней с избытком присутствует все остальное — настоящий слоеный торт из духовых, щипковых, ударных и прочих. Электронных призвуков тоже хватает, но заглушить оркестровое пиршество им не удается, да и не в этом их предназначение.

Вообще, несмотря на обилие сэмплов живых инструментов, музыка не превращается в кашу, она упорядочена, осмысленна и без напряжения слушаема. Самое приятное — ей удается создавать определенное настроение. Nexsound при описании релиза использовал образ пустыни — м-м-м… ну, может быть. Лично у меня эти звуки почему-то устойчиво ассоциируются с каким-то пост-индустриальным пейзажем с кучей ржавого железа, посередине которого, на фоне огромных полуразрушенных доменных печей, мечется от одного инструмента к другому маленький музыкант. Возможно, причина этому — невероятных размеров эхо-пространства, которыми изобилует альбом. В пустыне эха не бывает.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

I/DEX — «Seqsextend» [ns18]
Nexsound, 2003

I/DEX — это скромный электронный парень из Беларуси по имени Виталий Гармаш. Этот диск появился в результате встречи шефа украинского экспериментального лейбла Nexsound Андрея Кириченко с белорусскими музыкантами на фестивале ELKA в Беларуси летом 2003 г. Андрею музыка Виталия понравилась, и вскоре на Nexsound вышел сборник Micro Motion, состоящий из композиций белорусских музыкантов. На сборнике I/DEX звучит очень даже неплохо — этакая загадочная трещалка, чем-то напомнившая мне продукцию бельгийского электронного лейбла U-Cover.

Прошло совсем немного времени и Nexsound выпустил лонгплэй-CD Гармаша «Seqsextend», который, почему-то, страшно разочаровал. Комфортное трещание осталось, но загадочность исчезла. Ненапряжный саунд, мягкие перекаты из пустого в порожнее, время от времени сопровождающиеся обрывками мелодий с очертаниями орнаментов. Звуки для дорогой аппаратуры.

Сдается мне, этот релиз выпущен из коммерческих соображений. Портфолио Nexsound изобилует всякого рода микротональными экспериментами, нойзом, импровизацией и хоумрекордингом, в общем, всем тем, за что лейбл мне очень нравится. Но таких атмосферных завитушек до этого момента не было. Музыка позиционирована, как «красивая» и «предназначенная для прослушивания в дороге». Май бейби блу, гудбай, я еду прямо в рай…

Формат
CD, цена — см. www.nexsound.org, но не больше €8.00

Zavoloka — «Suspenzia» [ns17]
Nexsound, 2003

Обложка полностью соответствует содержимому — невероятная, необъяснимая мешанина из чего-то непонятного, что, тем не менее, очень приятно наблюдать. Музыка абсолютно непонятна, но ее приятно слушать. Однако написать, что она приятна, не поворачиваются пальцы.

Маленькая киевлянка Катерина Заволока делает невыразимо интересную музыку. Я познакомился с ней в ноябре 2003 на экшене «Ночь украинской экспериментальной музыки» в киевском клубе «Барвы» (Краски). Публика в клубе представляла собой наполовину взрослых мужиков и дам, собравшихся послушать музыку, а наполовину — задвиганных стимуляторами малолеток, пришедших потрясти булками. Вечерина началась с диджея, который наяривал что-то очень напоминающее Муслимгоуз: маленькое помещение клуба было переполнено битом, но танцевать было сложно. Кто-то, правда, умудрялся, через время, впрочем, зависая посреди зала в немом офигении от того саунд-терроризма, который поначалу воспринимался танцевальной музыкой. В какой-то момент за пультом появилась маленькая девушка Катя Заволока, и вечерина потеряла последние признаки танцевальности…

В одной секунде композиции — все мыслимые и немыслимые спектры частот, все возможные положения всех доступных регуляторов. Мягкие и теплые обволакивающие выпуклости, не успев набрать силы, тут же рушатся, то внезапно выпячиваясь острыми углами, то растекаясь по ушам холодным и плоским шумом.

Альбом «Суспензия» — это частично та музыка, которую Катя тогда крутила в Барвах. На самом деле, на сайте Nexsound доступна только его обрезанная версия, но мне удалось выпросить у Кати полную, к тому же в CD-исполнении.

Музыка Кати — это толпы всевозможных звуков, цепляющие друг друга за штаны в попытке выползти наружу. Обстановка меняется ежесекундно, все расплывается и собирается заново, начинает заунывно и низко гудеть, чтобы в следующую секунду затрещать сложным битом, который также быстро перерождается в новый шквал звуков. Часто эхо случайной ноты оборачивается сотней оттенков, сияет и переливается, приобретает новые характеристики по мере затухания и позволяет слушателю еще много чего в себе расслышать, прежде чем умолкнет. Потому что оно, именно такое, уже больше не повторится. И его мамаша — случайная нота — тоже.

Конечно, иногда встречаются какие-то формализованные последовательности, но все равно, совершенно невозможно представить себе, чем они обернутся и как долго будут продолжаться.

Трек «Nathnennia» — несомненная вершина альбома, он и расположен как раз в середине. Также крайне интересен «Riznovid» — сочные взрывы, за каждым из которых тянется шлейф из эха и шума — каждый раз иной степени плотности и природы возникновения.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

«Early Japanese Electronic Music» (1956) [lc010]
EAR Labs / Laboratoire Classique, 2004

Ранняя японская электронная музыка. Хозяин EARLabs Иос Смодерс нашел эту запись через peer-to-peer сеть Soulseek, и факт, что она сграблена прямо со старых виниловых пластинок и кассет, очень радует. Некачественность записи в данном случае — большой ее плюс. В аннотации к релизу написано, что это — самая старая конкретная музыка в Японии. Не уверен — японская культура (в том числе, классическая) конкретна сама по себе. Но спорить не буду — лопух я потому что в японской культуре.

Вообще-то говорить об этой музыке совсем не хочется. Ни один из эпитетов, гипербол и прочих литературных извращений к ней не подойдет. Нужно ее просто слушать. Громко и нечасто, чтоб не утратить эффект. И ничем во время прослушивания не заниматься. Потому что такой почти нереальной силой повествования при ограниченности средств могут похвастать о-о-о-очень немногие современные музыканты.

Четырнадцатиминутная композиция «Variations on numerical principle of 7» Макото Морои и Тоширо Маюцуми сводит скулы. Треки Тору Такемицу (с 5 по 7) — вообще за пределами.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

Alireza Mashayeki (1980) [lc011]
EAR Labs / Laboratoire Classique, 2004

Еще один релиз лаборатории классики веб-лейбла EARLabs — иранская музыка. Иранская музыка протяжна и пуста. Иранская музыка — это настоящее чудовище.

Алиреза Мэшаеки — музыкант с грандиозным образованием, его учил композиции Ханс Елинек в Венской Академии Музыки и Театральных Искусств. Алиреза Мэшаеки был одним из первых, кто пытался интегрировать традиционную музыку среднего востока с западной электроникой. Он использовал кучу традиционных инструментов и строил композиции на сочетаниях традиционных восточных систем музыкальных интервалов и нетрадиционном невосточном звучании. Он был очень серьезным музыкантом.

Может быть, именно эта серьезность и является главной причиной, по которой эту музыку чрезвычайно трудно слушать. Это не музыка — это документальный фильм.

А может быть, должно пройти какое-то время, пока Алиреза Мэшаеки станет хоть немного доступнее для мозгов. По крайней мере, удалять его у меня рука не поднялась. Но и до конца эту запись я дослушал с трудом. Бесспорно, что-то за этим гудением скрывается, что-то чрезвычайно важное и информативное. Только оно замаскировано так тщательно, что, кажется, годы должны уйти на прочтение сотен энциклопедий в поисках ключей для расшифровки этого монументального академического кроссворда.

Формат
mp3, variable bitrate, 44KHz

Kapotte Muziek — «History Is What Was» [lc003]
EAR Labs / Laboratoire Classique, 2003

Поистине EARLabs — остров сокровищ для любителей всякого рода шизоидных какофоний. Очередной образец, попавшийся мне на глаза — голландская конкретная музыка от Kapotte Muziek («разрушенная» или «утилизованная музыка»). Франс де Ваард, идейный вдохновитель Kapotte Muziek, — достаточно важная птица на современной экспериментальной сцене. Он сотрудничал (и сотрудничает) с неимоверным количеством столь же важных птиц: Merzbow, SBOTHI, De Fabriek, Roel Meelkop, Odal… Совместное выступление с Merzbow, например, состоялось на одной из голландских нелегальных радиостанций. Сейчас Франс, кроме Kapotte Muziek (которая существует до сих пор в виде студийного проекта) занимается еще сотней дел, в числе которых — работа на независимом лейбле Staalplaat: на их официальном сайте можно найти страницу Vital Weekly — это еженедельная рубрика обзоров, которые Франс генерирует в неимоверном количестве.

О «History Is What Was» Франс говорит, что это — хорошая иллюстрация актуальных для Kapotte Muziek идей в самом начале развития проекта, когда музыка балансировала на стыке индастриала и мюзик конкрэт.

Этот монстр был записан в докомпьютерную (для Франса) эру с 1984 по 1990 годы. В непричесанном виде альбом с прямолинейным названием «История — это то, что было» увидел свет в 1990 году в количестве 220 копий (интересно, почему именно 220, а не 200?). У Франса де Ваарда любопытная точка зрения на музыку вообще и собственную, в частности. Учитывая, что Kapotte Muziek родилась в кассетной среде, где кассеты служили и материалом для творчества и носителем музыкальных релизов, нетрудно себе представить, какое количество раз материал перерабатывался, чтобы быть в конце концов выпущенным в свет. Отсюда и основная концепция: Франс рассматривает музыку как непрерывную череду разрушений и восстановлений, иным словом — переработки (recycling). Процесс изготовления разрушенной музыки выглядел примерно так: записанные на кассеты случайные аудио-фрагменты разрезались, искажались, микшировались с другими, подвергались воздействию деструктивных фильтров, собирались заново, и, в конце концов, из этого получался материал, достигавший желаемого уровня разрушенности, а, следовательно, музыкальности.

Откровенно говоря, столь тщательно переработанную музыку слушать довольно нелегко. Первые две композиции, конечно, вызывают столбняк. Но вслед за ними тянется еще 40 минут почти непрерывного гудения, возни, шорохов и скрипов. Каждый трек медленно ползет, еле изменяясь, к своему окончанию, за ним ползет следующий, слабо отличимый от предыдущего. Шеренга длинных-предлинных конкретных гусениц. И хоть треки непродолжительны (2 — 4 минуты), они кажутся ужасно растянутыми из-за своей неизменчивости. Я пошел сварить себе кофе, оставив «Историю» гудеть в комнате. Я простоял в кухне 10 минут, присматривая за кофе, а в комнате по-прежнему гудело. Я вернулся в комнату с чашкой кофе, а оно все гудит. Я решил еще чем-то позаниматься, а оно гудит и гудит. Да-а-а… непростой парень — Франс де Ваард.

Но, все же, слушая «Историю», стоит дотерпеть до девятого трека «Montage 16 (excerpt)». Причем, не просто сразу включить его, и баста — именно дотерпеть. После 25 минут загробного гула такое разнообразие заставляет облегченно вздохнуть и признать, что Kapotte Muziek — все-таки интересное явление.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

Andrey Kiritchenko — «bandura sings about things» [lm011]
EAR Labs / Laboratoire Moderne, 2003

Еще один достойный внимания продукт нет-лейбла EARLabs, на сей раз — модерн. Две относительно длинные композиции — по 10 минут каждая.

Об Андрее Кириченко можно говорить очень долго. Я и поговорю. Только позже. А сейчас лучше обратить внимание собственно на объект, потому что.

Потому что это — настоящий шедевр!

Вольный перевод названия альбома — бандура поет о том о сем. Бандура — это такой громоздкий украинский национальный инструмент с невероятным количеством струн, при этом абсолютно немелодичный. Но в руках Андрея она действительно поет, да так, что волосы на затылке шевелятся. Она обладает своим собственным, непостижимо упругим грувом, она звучит, как целый оркестр бандур. Она чрезвычайно экспрессивна: каждый звук, звучок и звучонок подталкивают друг друга в спину, давай, быстрее, вперед! Слышно, что по записанной бандуре Андрей плотно прошелся фильтрами: где надо, подчеркнул жирной линией, где не очень — просто обвел пунктиром. Из-за этого запись звучит так, как будто ей задали простой вопрос, а ее понесло: то она истерически кричит, то, медитативно раскачиваясь, бормочет. Но вместо того, чтоб отмахнуться («Сумасшедшая какая-то!»), вы зачарованно слушаете этот поток сознания, забыв свой вопрос.

Андрей, несомненно, может похвастаться огромным количеством всевозможных экспериментов. Этот его эксперимент, на мой взгляд — наиболее удачный.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

Andrey Kiritchenko — «Bees & Honey» [zero003]
Zeromoon, 2003

Релиз содержит всего пять андреевых треков, остальные — ремиксы на его композиции. Имена авторов заставляют с уважением смотреть на диск, на лейбл Zeromoon, на Андрея Кириченко, ну и вообще придают позитиву. Это и революционер-микротональщик Kim Cascone, и гуру подсознательного эмбиента Робин Рамбо (Scanner), и max/msp-колдун Bryan Lavelle. Кроме того, в этот список попали и рулевые украинской экспериментальной сцены Kotra (киевлянин Дмитрий Федоренко) и харьковчане The Moglass. А под именем Violet в списке ремиксеров скрывается шеф Zeromoon Джефф Сурак. Только его трек, на мой взгляд — самый неинтересный.

Альбом выдержан в строгом гудяще-скрипящем ключе. Ремиксы отлично сидят на месте, на сто процентов справляясь со своей задачей — поддержать, не нарушить заведенную Андреем пчелиную волынку жужжания летнего воздуха. Красоты — ноль, спертая атмосфера, духота, пыль. Неуютное такое лето.

Вот собирает иногда какой-нибудь суперстар кучу такого же суперстарого народу, и все они выпускают совместный релиз. И часто из этого получается откровенное распускание хвоста: мол, зацените, как мы умеем, и как мы вообще круты. Пропадает все: саунд, личный подход, попытки наполнить музыку смыслом, информацией — остается, в лучшем случае, техника исполнения. А эти вот парни, видимо, решили сделать музыку, которая что-то кому-то скажет, попытается к кому-то пробиться. Видимо, они пока еще не очень круты. И хвала за это небесам и его работникам!

Альбом «Bees & Honey» — один из наиболее удачных в семействе droning-music. Drones являются достаточно интересным явлением, и я надеюсь в самом скором времени немного потрепаться о всех присущих «им» интересностях.

Формат
CD, цена www.zeromoon.com $10.00

V/A — «Dissolution Tapes (The Musique Concrete Ensemble Remixed)» [zero004]
Zeromoon, 2003

Раз уж лейбл Zeromoon попал в поле зрения, для полноты картины следует прищурить уши и внимательно прислушаться еще к одному zero-диску. Будем прислушиваться к интернациональным ремиксам альбома «Disonancias y Repeticiones Ambiguas» коллектива «The Musique Concrete Ensemble».

О конкретной музыке, как о явлении, вообще можно долго очень писать, рамки этого обзора однозначно лопнули бы. Самое главное в ней следующее: она строится не из нот и размеров, а из шумов, оригинальных (original, concrete) звуков, музыкальный результат получается путем их обработки и монтажа. Если вы слушаете диск, и у вас от непонятности и абсурдности еле слышных гудений и шорохов волосы встают дыбом, в девяносто девяти случаях из ста это — именно конкретная музыка. Это кино, к которому не то, чтобы невозможно остаться равнодушным — из него трудно выбраться. Это — самые выразительные средства для подавления привычных ощущений и генерирования непривычных.

Джефф Сурак собрал отличную команду генераторов непривычных ощущений. Энтузиаст российской экспериментальной сцены москвич Алексей Борисов, Freiband (Франс де Ваард собственной персоной), французский drone-поп лэптоп-дуэт Ultra Milkmaids, Андрей Кириченко, Kotra, абсолютный конкретист Франциско Лопес, хозяин шведского онлайн-лейбла Fukk God Томас Экелунд (Dead Letters Spell Out Dead Words) и сам шеф предприятия Джефф Сурак в ипостаси одного из своих drone-проектов Violet.

Несомненно, это — релиз для слушателей с хорошим воображением. Однако если воображение чересчур активно, следует делать перерывы в прослушивании — при общей разреженной среде, в которой обитает эта музыка, ее воздействие на центры воображения слишком концентрированно. Нет, сумасшествием это не грозит, но интерес к традиционной музыке можно потерять безвозвратно. Один из самых выразительных релизов в экспериментальной среде, и пусть проучит того пресвятой Франциск, кто скажет, что это не так!

Формат
CD, цена www.zeromoon.com $10.00

Июнь, 2004

Реклама

2 комментария to “review #1”

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: