Хроники летних отпусков: Kotra

Мне давно хотелось поговорить с Дмитрием Федоренко. Когда я только познакомился с харьковским лейблом Nexsound, выяснилось, что у Kotra, как у киевского резидента Nexsound, можно покупать диски, более того, он работал недалеко от моего макджоба. Дима показался мне довольно общительным парнем, мы перекидывались парой фраз при встрече, потом я возвращался на рабочее место с новыми дисками — это был очень хороший способ получения музыки. Но все происходило во время обеденного перерыва, так что мне удавалось только пару фраз поймать и бросить, все время что-то оставалось несказанным. Тогда о его музыке мы вообще ни разу не говорили.

Киевская часть моего отпуска состояла, как правило, из курсирования по городу с целью встретить всех и потрещать о новостях, а также раздать подарки из Казахстана. Один из маркитанских маршрутов закончился встречей с Федоренко возле киевского цирка. Мы поздоровались и побрели в пиццерию, которая обещала быть тихой.

Разговаривать он начал сразу. Вообще, Kotra много говорит, но по существу и невероятно убедительно, так что типа завораживает — получается, что собеседник (то есть, я) сидит и впитывает в себя его соображения, заинтересованность в чем-то, информацию… Kotra выглядит человеком, который в своем деле понимает много чего, и его действия выходят далеко за рамки создания музыки.

Я рассказал Диме о том, откуда я знаком с Нексаундом — ноябрьская вечеринка ‘2003 в клубе Барвы. Он удивился: «ты был там? классно». И понеслось…

«Вторая (26 декабря 2003) была хуже. Ну, хуже в каком плане… Я ее затеял только потому, что Джефф приезжал (Джефф Сурак, Zeromoon), еще Майкл Гендрю (Michael Gendreau) должен был приехать. Если б не они, вряд ли что-то получилось бы — все были запарены, я был просто смертельно запарен. Учитывая то, что было это перед самым новым годом, даже публика была запарена — стояли, как привидения. Ну и вообще — людей было меньше. Уровень, в принципе, был такой же, но все были такие… неактивные, короче. У меня еще на работе был кошмар, у полиграфистов же вообще перед новым годом — календари какие-то, буклеты, все что-то печатают, беготня эта вся… Так что первая вечеринка прошла гораздо лучше.»

Потом пошли речи о планах на осень, и я растопырил уши.

«Мы вот осенью собираемся еще одну сделать. Ну, есть несколько проектов из Швейцарии: Marcus Maeder, Steinbruchel и, возможно, Jason Kahn. Так вот, один швейцарский фонд на определенных условиях может привезти сюда этих музыкантов. А мы хотим сделать вечер швейцарской музыки.»

Я неумело отреагировал «круто!», а Федоренко быстро восстановил темп, нивелируя мою ненаходчивость.

«Если получится вообще круто, то хотелось бы устроить вечер в консерватории.»

Я выразил удивление — по моим представлениям, вечеринки Nexsound расчитаны исключительно на клубную атмосферу. Дима начал объяснение издалека:

«Мы познакомились с ОДУРИТЕЛЬНЕЙШЕЙ композиторкой, просто украинская Полина Оливейрос — Алла Загайкевич. Будет релиз на Нексаунде, Андрей от нее в восторге, это он мне написал, что услышал ее музыку, и от этого дела офигел. Она — настоящий композитор, преподаватель в консерватории на кафедре музыкальных информационных технологий. Макинтоши, программы типа Max/MSP, все дела… И вот она припухла от нас — ну, такая музыка, и так качественно сделана, а мы, соответственно — от нее, потому что… ну… ну, она для нас… ты ж понимаешь, академическая электроника — это очень смурная штука, Ксенакис там, Кейдж и все остальное, а тут… ну, это просто такая жемчужина, вообще… и кроме нас ее пока никто не знает. У нее такой нойз местами! Она использует синтез на основании уже существующего сигнала, волновой синтез. И вот она запускает музыку — флейточка какая-то, так все чинно играет — а потом загружает свои патчи, и такой шквал начинается! Я ее как-то спрашиваю «а как вам вообще наша музыка», а она говорит «вообще классно… а можно побольше нойза?» — мы рассмеялись.

Меня это страшно заинтересовало, и я спросил о предполагаемых сроках издания релиза Аллы Загайкевич на Nexsound. При этом я совсем не ожидал, что Kotra расскажет мне о планах лейбла фактически на полгода вперед.

«Ну, в общем, смотри, очередь такая. Мой альбом уже вышел. Теперь будет The Moglass с Томом Картером, но, правда, не знаем еще точно, когда это все закрутится. Потом еще один Muslimgauze. Потом Франциско Лопес с Андреем, а потом уже, скорее всего, будет Загайкевич.»

Ничего не оставалось, как ответить на такой список просьбой резервировать для меня по одной копии каждого релиза.

«Так а что резервировать? Оно ж не покупается в таких количествах, чтоб… Ясное дело, для тех, кто постоянно покупают, откладывается определенное количество экземпляров. Хотя в Укране народ… Ты знаешь, я вообще не понимаю немного людей в этом плане. Например, с Muslimgauze, который мы в прошлом году выпустили. Ну, сам факт — Муслима официально издали в Украине! — это капец просто, а не факт! Причем, вот и в Афише ж про нас статья вышла, и об этом релизе там писали. Меня потом еще один знакомый (классный журналист, тоже когда-то про нас писал) спрашивает, ну что, мол, статья в Афише принесла хоть какие-то плоды? Говорю, фиг! Ни хрена! Он офигел просто. 25 тысяч экземпляров журнала, и ни хрена! А в штаты я уже штук пять посылок отправил. И самое главное — хорошо ж диск сделали, дизайн такой заколбасили, что Штаалплаат офигел, да все офигели! Ну все было (ты ж знаешь эти релизы Муслима на Штаалплаате), но Нексаунд сделал самый оверлоад!»

Слушай, Дим, ну я вижу, у вас тут все бодро довольно вертится. Я сижу в Алма-Ате, читаю новости на nexsound.org, а новости-то выходят нечасто, вся эта подвижность оттуда не видна.

«Вообще что-то делается постоянно, просто видишь, тут такие проекты долгоиграющие, в общем, вполне возможно, все это несколько скрыто.»

И тут мне наконец удалось задать давно интересующий меня вопрос.

Меня очень интересует одна твоя фраза, я ее на сайте Нексаунда вычитал, ты говорил что-то насчет того, что глитчи, нойз и прочая экспериментальщина — не передний край». А что — передний край? И вообще, насколько его существование реально?

Честно говоря, я был уверен, что никакого переднего края нет, и что Дима скажет приблизительно то же самое. Так же, как и в том, что ноги у этой фразы растут из Музпросвета (www.muzprosvet.ru).

«Да, нойз — это не передний край. Я бы даже сказал хуже…

Все это вообще фигня. Началось просто с того, что пару лет назад у меня была переписка с Гороховым. Ну а он же, знаешь, любит все это — «передний край, на краю» и все остальное. Горохов вообще классный парень, но вот эта его манечка насчет передних краев… Сейчас информации — шквал, миллион пластинок для анализа, но такой музыки, чтоб в почки залезла — очень мало. И поэтому говорить про какой-то передний край… Взять Merzbow — полнейшая попса просто! А насколько это могло быть интересным! Или Феликс Кубин тот же… Ну профессионально, да, но… В общем, я просто знаю, что есть классные вещи, а есть не классные. А все эти обобщения… Это просто игра такая, типа кому-то втереть, на чем поторчать можно, а что — херня. Вообще, у Горохова есть классные статьи, где он как бы отключает свою рефлексию — «вот я эту музыку слушаю и о ней пишу». Про Pan Sonic мне, например, нравится, еще несколько. А вот пигмеи эти все…

В общем, главная штука такая: ситуация с охрененным перепроизводством музыки. Мэйл-ордеры не принимают новые лейблы уже, и это как бы хреново. И Горохов и еще куча людей по этому поводу бучу поднимают, мол, фигня, перепроизводство, много дерьмовой музыки… Для меня это кайф, это банзай просто! Это ж валит волна, это ж значит, что через год или через пять лет вылезет что-то кайфовое. Ну блин, это ж суперкайф — когда каждая собака гнилая может сесть за компьютер, сделать музыку и назвать это экспериментом — разве может быть пост-модерн большим кичем?! Возьми, допустим, Райоджи Икеду и какого-нибудь школьника из Лондона — и найди разницу. Одному пятьдесят лет, он делает хай-тек, а другой сел за компьютер и за три секунды сделал музыку — он дурак, музыка херня, но без херни нет конкуренции, самой обычной, нормальной конкуренции. Шизни полно, да, и в этом смысле не существует никакого переднего края.

Вот ты скачиваешь релиз — и в нем один трек классный. И ты уже не думаешь о том, почему он классный и на переднем ли он краю. Это другая вытяжка совершенно.»

В конце концов, мы выяснили, что Горохова мы оба читаем из-за информативности, а переднего края не существует, это просто фетиш.

Потом мы еще поговорили немного о Штаалплаате и его немного некрасивом маркетинге по отношению к переизданиям Муслимгоуз. На этом тема релизов, лейблов и Музпросвета была исчерпана.

Речь зашла о киевских и алма-атинских клубах, о клубной культуре и задвиганной молодежи, и о том, что большинство клубов зациклилось на разноцветных модных хаус-вечеринках: «Глэм пришел в электронику…»

А как вообще клуб Барвы относится к вашим акциям? И как относитесь вы к клубу?

«Ну, в Барвах вечеринок Nexsound уже не будет. Для первого раза — отлично — андеграунд, но вообще после России я буду искать нестандартные помещения. Вот, например, мы играли в Ярославле в художественной галерее. Четыре музыканта (Алексей Борисов, Franz Pomassl, Андрей Кириченко, Kotra) отыграли по полчаса, никто не устал, все пришли, послушали, остались довольны, информации — выше крыши — отлично было. Само собой, в формате вечеринок я еще планирую что-то устраивать, но вообще после России я буду ориентироваться на такие вот неформатные акции.»

Потом наступила пора возмущения отсутствием в Украине музыкальной журналистики.

«Понимаешь, у нас нет журналистики нормальной. Например, в Москве, если кто-нибудь едет на фестиваль в Берлин, то все об этом узнают, потому что со всех сторон две недели будут кричать — «наши в городе», в Берлине, в смысле. А то, что Андрей ездит каждый месяц, я езжу — кто об этом знает? На нас это особенно не скажется, бабла мы не заработаем. Но немного ж нужно и людям подкидывать информации, нужно какую-то систему вытягивать. В общем, промоушен по Украине — вещь необходимая, все это нужно продумывать, кто-то должен в это все въезжать!

Мне вот интересно этим всем именно здесь заниматься: людей выковыривать, устраивать акции… Понимаешь, на западе-то все по-другому, там другие совершенно законы действуют, коммуникации интереснее именно здесь. Это ж круто, когда на мероприятие приходит 20-30 человек, которые, кроме драм-н-бэйса или техно ничего до этого не знали, а потом говорят, что у них культурный шок — ради такого стоит этим заниматься. А на западе ты никого ничем уже не удивишь. В общем, мне хочется построить именно здесь такой бетонный бекграунд, чтобы…

Вообще, самая главная трудность в организации выступлений — всем приходится заниматься в одиночку. Мы в Одессу недавно с Заволокой ездили — там по-другому, там каждый занимается своим куском, естественная ситуация разделения труда: один делает звук, другой — дизайн, третий — фотографию, еще кто-то — промоушен, и никто ни во что другое не лезет. В команде могут быть люди, которым вообще этот весь андеграунд неинтересен, но кусок своей работы они делают, потому что заодно со всеми остальными. У нас же!.. Устроить мероприятие — сплошнейший геморрой! Я знаю некоторых людей, которые помогают постоянно, ну, например, клуб новый найти или с кем-то познакомить, но, в конечном итоге, я сам бегаю и парюсь. И зашибись, если потом все получается так, как хотелось: появляются люди, которые землю зубами роют, чтобы узнать, что еще есть такого интересного. А пока, блин, в основном, народ торчит! Народ висит, все классно… но это уже не эксперимент, не исследование — это торч просто! И вот это торчилово уже действует на нервы.»

Но, с другой стороны, в клубах ты сталкиваешься если не торчиловом, то с сугубо коммерческой задотряской, и черт его еще разберет, что хуже.

«Я за существование коммерческой стороны дела. Такая вот информация: в Украине нет ни одного музыканта, который может жить с продажи компакт-дисков — только концерты! Это говорит обо всей ситуации — если в стране музыканты не ездят на мерседесах и роллс-ройсах, андеграунд не может нормально развиваться. Я за то, чтобы Ирина Билык жировала, рассекая на белом роллс-ройсе по Крещатику, и Скрябин раскидивался бабками по городу — это кайф! Я люблю Бритни Спирс, она отрабатывает свои бабки, так никто жопой дергать не умеет, никто лучше Радиохэд не лупит по своим гитарам, никто лучше Мадонны не вытаскивает на свет талантливых режиссеров, операторов и прочих.»

Мы еще много говорили о всяких интересных делах: об украинских лейблах Quasi-Pop, Sale Records и Innertion, о Заволоке, о Сураке и его лейбле Zeromoon, об Ad Noiseam и его хозяине Николасе (Nicolas Chevreux), о российской экспериментальной движухе, об индастриале, собственно о музыке Kotra немного. Kotra рассказал, что большую роль в его понимании музыки сыграли индустриальщики: проекты Дженезиса Пи Орриджа Psychic TV и Throbbing Gristle, Coil, Scorn. «А сейчас можно с помощью Scorn раскручивать лейблы…»

Kotra-Muziek

Музыкальная биография Kotra кратко, но исчерпывающе описана в ревью на сайте Нексаунд. Поэтому я просто приведу перевод.

«Дмитрий родился в 1977. Изучал математику в Украинском Национальном университете и классическую гитару в одной из киевских музыкальных школ. Музыку начал делать в 1994 как басист джаз-нойз группы. В 1996 Дмитрий основал нойз-дуэт Zet и поставил несколько перформансов в сотрудничестве с независимыми киевскими видеомейкерами. В течение 1997-1998 Дмитрий участвовал в различных видео-арт, нет-арт и интерактивных инсталляциях Центра Современного искусства Сороса в Киеве. В 1998 Дмитрий покинул Zet и стартовал собственный проект Kotra. С того времени он выпустил 6 долгоиграющих альбомов, работал с Андреем Кириченко, Кимом Касоуном и Андреасом Бертлингом, его треками изобилуют компиляции, изданные в Европе, США и Украине. Дмитрий также пишет музыку для интерактивных CD-R, web- и видео-постановок в составе мультимедиа-проекта Akuvido. Эти инсталляции принимали участие в таких международных фестивалях, как Kryptonale, EMAF, Villette Numerique, Netmage, Videoex, [d]vision и многих других. В 2003 Kotra участвовал в германских фестивалях Clubtransmediale (Berlin) и Garage (Stralsund).»

Я располагаю несколькими релизами Kotra, некоторых у меня нет — например, кассет, выпущенных всеядной украинской студией Moon Records, и парочки CD-R’ов.

Но даже по тем примерам, которые у меня есть, слышно, что текущий результат (самый свежий «Dissilient») появился не просто так: к такому звуку, отсутствию компромиссов и четкой структуры композиций вел длинный путь через перевал от индастриала к нойзу.

Kotra — «TEK» [stan cd01]
Stan rec., 2001

Дима рассказал, что Stan — не лейбл в традиционном понимании. Это фиксация на конкретный момент ментального, физического и еще какого угодно состояния (по-украински — «стан») некоторых людей путем какого-то произведения, и не обязательно произведения искусства. Альбом не издан нигде — он вышел на рынок прямо изнутри музыканта.

Довольно долбящая музыка. В том смысле, что время от времени усиленно долбит по ушам. Это, без сомнения, индастриал, но весьма нетривиальный. Все зациклено, но как-то непрямо, аудио-дорожка постоянно спотыкается. И грохочет, захлебываясь в собственном грохоте. Резня на ржавых столбах, очищенная от хлама и филигранно порезанная на мелкие кусочки, и уже потом по-новому захламленная. Последние три-четыре композиции — серьезный закид в сторону конкретной музыки и (мне показалось) рисайклинга.

TEK был одним из первых дисков, купленных мной по горячим следам акции в Барвах. Но, услышав его, я остался в растерянности в отношении направления, в котором двигается Kotra. В Барвах он играл нечто совсем другое, оглушительно режущее, а TEK — альбом по сути смирный, хоть и грохочущий постоянно.

Формат
CD-R, тираж продан

Последующие работы Kotra не то, чтобы могут долбануть по ушам — они этим и занимаются.

Kotra — «Stir Mesh» [ns07]
Nexsound
, 2002

На мой взгляд, Stir Mesh — альбом переходный, в некотором роде не до конца уверенный в себе и от этого потрясающе интересный.

В Stir Mesh полно сложно устроенных аудио-сюжетов, но они соседствуют с легко воспринимаемыми. Это музыка, отчаянно рвущаяся в нойз, но сохраняющая музыкальную составляющую. Нет смысла просто прослушать диск и отложить — его, кажется, надо слушать месяцы, чтобы каждый раз обнаруживать новые странные участки. Иногда еле заметно начинающиеся петли сдергивают в сторону уже почти определившееся русло трека. Иногда огромные пространства эха неожиданно вклиниваются в самое мясо шипастых стен звука. Треки то и дело грубо прерываются, чтобы получить новое развитие, зашевелиться, засуетиться по-новому. Охренительно!

Складывается впечатление, что эта работа — прощание Kotra с ритмом и вообще какой-либо музыкальностью и подготовка слушателя к нойз-экспансии последующих работ. Мой любимый альбом Федоренко.

Формат
CD-R, тираж Nexsound продан

Kotra — «Live Sessions» [ns23]
Nexsound
, 2004

Записи живых выступлений Kotra на европейских фестивалях и клубных мероприятиях в Киеве. Насколько я помню, именно такую музыку ставил Дмитрий во время акции Нексаунд в клубе Барвы. Тогда Kotra играл последним, он закончил к четырем часам утра, и его программа поставила жирный восклицательный знак в конце знакомства с украинской экспериментальной сценой.

Музыка острая и колючая. Громкая без меры и чрезвычайно тяжелая для восприятия. Для долгого прослушивания — слишком тяжеловесная, для нескольких минут — слишком завораживает. Бескомпромиссный нойз. На слабой громкости не функционирует. Спустя десять минут прослушивания в наушниках начинают болеть голова, уши, зубы и душа.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

Kotra —
«Dissilient» [ns27]
Nexsound
, 2004
Самый свежий альбом — монстр, каких поискать. Kotra ушел очень далеко, гораздо дальше, чем можно себе представить. «Dissilient» — за рамками любого понимания музыки.

Несмотря на фирменный саунд (обилие высокочастотного скрипа и шума), альбом сильно отличается от всего, что до этого времени выходило под маркой Kotra. Кажется, что кажды

й звук помещен в выделенную, предназначенную только для него камеру. Работа над звуком крайне тщательна — каждый фрагмент, с одной стороны, выразителен, как фотография, но, вместе с этим, безбашенно грохочуще-скрипуч. Репетативных последовательностей почти не осталось.

В этой музыке — офигительный драйв. Если слушать альбом на большой громкости, после выключения звука некоторое время очень непривычно ощущать тишину. Слушать такую музыку — работа, прослушать целый диск за раз — все равно, что прочесть взахлеб джойсового «Улисса» с комментариями.

Формат
CD, цена Nexsound не больше €5.00. Бонус к диску — мини-CD-R «Acute» (вторая картинка).

Очень ценна та музыка, при создании которой музыкант выходит за пределы всяческих норм, не превращая при этом свою работу в концептуальное ошизение. С учетом этого соображения, работы Kotra представляют довольно высокую ценность. И тот факт, что их крайне тяжело слушать, нисколько уровень ценности не снижает. Даже, скорее, повышает, учитывая ситуацию наличия, с одной стороны, тонны нойза, не способного заинтересовать, а с другой — сложно устроенной электроники, но с сопливыми idm-корнями.

Июнь, 2004

P.S. Вопрос эффективности взаимодействия

Результатом встречи с Дмитрием Федоренко, кроме всего прочего, стали 2 не слышанных ранее альбома — «Stir Mesh» и новый «Dissilient». Меня этот материал дико заинтересовал и удивил. Я обратился к Диме по почте с довольно простым вопросом, рассчитывая на обстоятельный расширенный ответ. Так оно и получилось, и наш электронный разговор растянулся еще на несколько писем.

Ты сказал, что ты никому не демонстрируешь свои черновики — только законченные вещи. А вообще, каким образом ты определяешь, что трек закончен? Особенно, если учесть сложность и практически полное отсутствие репетативности твоего материала.

«Понятия не имею. Это всегда что-то вроде игры с самим собой. Границ же нет никаких — делай, что хочешь и как хочешь. Вот как ты узнаешь, когда можешь считать свою статью законченной? Или как понять, закончен ли удар? Ты мог и сильнее ударить, и слабее, мог ладонью, а мог и ногой. И для чего ты вообще бил? Если ты хотел, чтоб противник упал и сломал себе что-нибудь от твоего удара, и он все-таки упал и сломал себе руку, значит, ты ударил, куда следует и как следует. Я не просто так аналогию с дракой провожу. Любое произведение искусства является мертвым, если автор не имеет отдачи от тех, на кого он направляет через себя какой-то поток. Причем, пофигу, какая именно музыка. И в шумовой музыке есть порожнее фуфло, и в техно есть супер-мощные штуки.

Тут, скорее, надо говорить об эффективности. Эффективности передачи автором импульса слушателю, наверное. Или качество, качество проведения через себя потока. Тогда меньшей будет погрешность понимания самого процесса творчества; эпсилон-окрестность абстрактной точки будет меньше, и, возможно, ты будешь лучше чувствовать тот шиз, который тебя почему-то трясет, когда ты ставишь какой-то диск, или глубоко успокаивает, когда слушаешь другого музыканта… И тебе насрать на то, закончен трек или нет, или почему этот альбом только 20 минут длится… Ты просто получаешь что-то свое.

Я абсолютно нормально слушаю сырые или еще не выпущенные записи другоих музыкантов, если они мне позволяют. Но свои никогда никому не даю. Только конечный, формально завершенный продукт. Я совсем не умею подавать музыку в виде, отличном от «законченной» по моим критериям работы. Получается какая-то неуверенная кашица. Трек становится живым и сильным только после того, как ты его полностью отпускаешь от себя и он начинает жить собственной жизнью.»

Ты имеешь в виду, что твоя музыка — не твое изобретение? Ты — посредник, и считаешь, что необходимо концентрироваться именно на слежении за характеристиками качества и эффективности передачи музыкальной информации, так?

«Ну, формально мое изобретение, конечно. Просто надо уметь абстрагироваться от себя. Самонаблюдение. Один из методов вытрахивания своей головы из состояния постоянной спячки.»

Я понял, почему ты не раздаешь черновики. Твоя музыка — это не просто поток информации, она — частица взаимодействия со слушателем. Чтобы это взаимодействие было эффективным, ты должен следить за степенью выразительности.

«Точно!»

В таком смысле, мне кажется, музыкант должен обладать фантастическим воображением. Видимо, только развитость воображения автора обуславливает качество отображения материала.

«Воображение — это такое… не важное. Оно само собой где-то на бэкграунде развивается, когда развиваешь другие свои качества. Для меня важнейшее — не заснуть, не застыть в одной позе, не стать статичным со временем. Если постоянно меняешься, всякая вспомогательная лабуда типа воображения или такая фуфляндия, как вдохновение, будет развиваться сама собой, когда надо и как надо — в качестве бонуса типа.

Для меня музыка не является чем-то самоценным. Это просто метод, способ. Если бы то, что я делаю звуком, я мог бы лучше делать текстом, то писал бы тексты, если рисованием — рисовал бы. Это роли не играет. Но как только я почувствую, что теряю эффективность в своем развитии через музыку, проект Kotra будет закрыт в тот же момент.»

Cайт Kotra — kotra.org.ua

Реклама

2 комментария to “Хроники летних отпусков: Kotra”

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: