review #2

Интернет переполнен тоннами разноцветного idm’а, шаблонного псевдо-эмбиента и бесцельных шумовых экспериментов, но иногда оттуда что-то такое выползает, что в голове не укладывается. А факт неукладываемости в голове — самое внятное оправдание моим попыткам разобраться в бесплатной музыке.

Mikrokiko — Tattooedinexile [LM019]
EAR Labs / Laboratoire Moderne, 2004

Выпуск этого релиза сопровождается советом слушать его в наушниках. Типа поначалу звуки абсолютно случайны, но если слушать внимательно, постепенно можно расслышать некую репетативную составляющую. Честно говоря, она слышна с самого начала. Само собой, элемент случайности присутствует, но только элемент. Вторым направляющим восприятие вектором является глубина звука. Ну, да, глубина, ну и что с того? Саунд Pink Floyd тоже неизмеримо глубок, но это не значит, что от этого он резко становится интересным.

И вообще — что такое «глубина звука» и «отсутствие репетативности»? Это значит, музыка существует в большом частотном и тембральном диапазоне, и изменение звуками тона и частоты в пределах этих диапазонов непредсказуемо. Так вот, на борту у одного из простейших аудио-секвенсоров FL Studio есть такая функция — Randomize, с помощью которой можно получить случайную последовательность нот. При этом можно указать количество октав, что обеспечивает частотный разброс. Инструментом может быть как синтезатор, так и обычный сэмпл. Сформированная таким образом аудио-дорожка может быть обработана фильтрами, что увеличивает или уменьшает глубину и насыщенность тембральной составляющей. Для достижения необходимого уровня глубины и случайности результата в целом стоит сформировать пять-шесть таких дорожек, проделать пару десятков copy-paste и немного пошевелить мышкой квадратики. Вся работа занимает пару часов. Но разве этого достаточно для того, чтобы заинтересовать музпотребителя, привыкшего к необъяснимости результата?

Композиция с причудливым названием «Kapitalismusunddoppelkorn» немножко вытаскивает общую безыдейность на уровень возможности внимательно слушать. Причем, все довольно просто — в ней появляется длинный струнный аккорд, который связывает бессмысленные шумные всхлипы в некую осмысленную последовательность, заставляя их выстроиться в подобие ритма.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

Hinterlandt — The Office Week [LM007]
EAR Labs / Laboratoire Moderne, 2003

Я ничего не слышал о проекте Hinterlandt, а внимание на релиз обратил из-за его названия. Было интересно — похожа ли музыка на то, как она называется. И оказалось — похожа. Как ни крути, офисный бодрячище занимает весомую часть современного урбан-существования. И работа Hinterlandt оказалась поразительным саундтреком моих собственных офисных ощущений. Альбом является иллюстрацией послеобеденного рабочего времени на протяжении недели (monday afternoon — friday afternoon).

Офисного хроникера зовут Йохан Гутч, он немец, долгое время проживший в Сиднее, Австралия, а в этом году перебравшийся в Кельн. Йохан с охотой дает концерты и выпускает CD и CD-R’ы на разных лейблах. Он считает, что делает поп-музыку с экспериментальным подходом к делу, меняя при этом от релиза к релизу степень экспериментальности.

Вполне возможно, «Неделя в офисе» — одна из самых неэкспериментальных работ. Сама музыка местами достаточно необычна, но не то, чтобы очень — такой себе электро-поп с привкусом эмбиента. Но релиз настолько продуман, что, слушая его даже дома, меня не покидает ощущение галстука на шее и тонны информации, которую срочно нужно обработать. Причем, место нашлось не только беготне — в среду наступает перегруз, голоса коллег доносятся как бы из-за полупроницаемой сонной стены, а придя в офис после обеда, совершенно необходимо либо почитать без интереса новости, либо просто пощелкать мышкой в никуда, только не работать прямо сразу… Зато в четверг становится несколько веселее, потому что за ним — пятница — начало выходных. В пятницу — ленивое настроение в предчувствии тонны пива, неторопливое разглядывание футбольных новостей и хитрое прищуривание солнцу, пробивающемуся из-за жалюзи…

Формат
mp3, VBR 110-190Kbps, 44KHz

833-45 — Xi Phosphe [LM020]
EAR Labs / Laboratoire Moderne, 2004

Свежак. Опубликован пару недель назад. Канадец Кевин М. Кребс залил в мир очередную странную сказку, звучащую сотней бесстрастных голосов мирового радио-эфира.

Альбом начинается «прогнозом Пулково от 12 до 21 по Гринвичу». Ведущая рассказывает измерения — ветер, высота дымки, вертикальная видимость, цифры, цифры, цифры… Жутко искаженный женский голос диктует полезную информацию, и вдруг… начинает петь. Поет теми же цифрами, но вполне в такт занявшей лидирующую позицию полу-мелодии. Ручаюсь, Кевину пришлось основательно помучиться с эффектами — иллюзия пения потрясающая!

833-45 — это одушевление неодушевленного радио. Сказки, рассказанные радио-ведущими всего мира, не подозревающими о том, что они рассказывают сказки. Музыка многослойна, совершенно непрозрачна, много радио-нойза, дронинга и тяжелейших для восприятия ударных партий. Внимательное существо-радиоприемник стоит посреди огромного мира, раскинув антенны, и впитывает чужие голоса и мертвый шум, формируя из них свой рассказ, неинформативный, но крайне последовательный, жутковатый, но не отпускающий от себя ни на секунду. Такого больше нигде нет, это не с чем сравнить!

Музыка 833-45 достойна очень тщательного изучения. О Кевине М. Кребсе и его проекте 833-45 — в одном из ближайших инди-материалов.

Формат
mp3, VBR 128-320Kbps, 44KHz

Kapotte Muziek — Utilities [LC013]
EAR Labs / Laboratoire Classique, 2004

Лаборатория классики EARLabs продолжает эпопею переиздания кассетного материала Kapotte Muziek, записанного в промежуток с 1988 по 1990 и выпущенного в 1990 лейблом Petri Supplies. Прошлогодний «History Is What Was» (подробнее — в indie-review #1-14) был просто переизданием исследований Франса дэ Ваарда, а то, которое сейчас в фокусе внимания — коверкательного характера работы над исходными звуками, которые Франсу в обилии присылали друзья. Среди его друзей числятся Асмус Титченс, Odal, SBOTHI, Merzbow, De Fabriek и еще несколько незнакомых мне имен. Нет никакого сомнения, что они, как и знакомые, делают музыку без малейшего намека на музыку.

В интервью, опубликованном в # 4 (июнь 2003) российского журнала «Независимая электронная музыка», Франс дэ Ваард пожаловался на то, что, дескать, природа его несколько обделила чувством ритма. И вот — приходится делать такую муть, компенсируя отсутствие одного из самых необходимых музыканту качеств. И спасибо за этот недосмотр всему пресвятому гваделупскому семейству!

«Utilities» (приспособления) гораздо разнообразнее, чем «History Is What Was» — больше работы, изобретательности и здоровой шизни. «История» на протяжении 46 минут гудит почти одинаково, а «Приспособления» дергаются из стороны в сторону, прикидываясь то похоронным маршем, то жизнерадостным писком девочки в песочнице. Но не опускается эта музыка ни до похорон, ни до писка, оставаясь просто аудио-инсталляцией, лабораторной работой со своими целями, приборами и материалами — бездушные записи в школьном конспекте. И за это Франсу и его коллегам Роэлу Меелкопу и Петеру Дуимелинксу стоит сказать если не «спасибо», то, по крайней мере — «молодцы». За то, что не пересекают рамки, за которыми музыка становится стимулятором воображения или иллюстрацией настроения слушателя. За то, что она остается экспериментом, расчленением звука на столе патологоанатома, у которого не вызывает тошноты вид ее внутренностей.

Трек «Heathen’s Turning» (какое страшное название, ах и ох!) заставляет широко заулыбаться, когда из вязкого грязного эха вдруг появляется незамысловатая мелодия, как будто выползшая из беззащитного детского инструментика с крутилкой на боку, забытого в эпицентре ядерного рубилова.

Формат
mp3, VBR до 192Kbps, 44KHz

ELECTRONIC PANORAMA:
Utrecht [LC012-a], Tokyo [LC012-b], Warsaw [LC012-c], Paris [LC012-d]
EAR Labs / Laboratoire Classique, 2004

Лаборатория классики EARLabs продолжает знакомить аудиторию с драгоценными архивами мировой академической электроники. Причем, в данном случае, драгоценность этих четырех экземпляров — не пустое слово, судя по тому, что написано в пресс-релизе. Вкратце история такова.

В 1970-х годах в активах корпорации Philips числилась звукозаписывающая студия, из которой за время ее существования вышло несколько пластинок электроакустики и академической электроники. Среди этих релизов есть бокс с четырьмя винилами, которые представляют собой избранные электронные работы того времени из Голландии (Утрехт), Японии (Токио), Польши (Варшава) и Франции (Париж). Сейчас эти пластинки — очень большая редкость, ими очень интересуются коллекционеры. В web-аукционах стоимость бокса достигает $1000. А шеф EARLabs Иос Смолдерс, являясь, по-видимому, счастливым обладателем золотого пакетика, решил познакомить мировую общественность с их содержимым абсолютно бесплатно, издав их на своем лейбле в mp3. И правильно сделал. Я не оспариваю ценность бокса, но стремиться к обладанию материальным — забота коллекционеров. Рядовые потребители останутся довольны даже музыкой, звучащей ниоткуда, если б только она начинала звучать по желанию.

Каждая пластинка имеет свою историю. Голландская электроакустика вышла из стен Утрехтского университета, куда корпорация Philips воткнула одну из своих студий под названием «The Studio of Sonology», причем это было последнее образование, до этого подобные студии открывались в городах Эйндховен, Делфт и Билтховен. Японское отделение было связано с образованной в 1954 году радиостанцией NHK, которая занималась шлифованием симбиоза национальных музыкальных традиций и западных музыкальных технологий. Корни парижской ветви — в инициативной группе Groupe de Recherches Musicales, которая несла в массы идеи Пьера Шеффера, еще в 1948 году работающего над первыми экземплярами musique concrete. Варшава представлена Студией Экспериментальной Музыки, ведомой с 1957-го композитором и музыковедом Йозефом Патковским, который ратовал за прикладной характер музыки для радио- и телепостановок. Пресс-релиз каждого из элементов «Электронной Панорамы» содержит короткие выдержки из буклетов пластинок, краткую биографию каждого композитора и историю возникновения того или иного трека. Читая их, я забывал засунуть в пасть сигарету, чтобы сделать очередную затяжку. Сказать «интересно» — ничего не сказать.

Что же до собственно музыки… Ну, это определенно не та музыка, которую можно слушать так, как слушают ее обычно — заткнул ею уши и сидишь, слушаешь. Нет, тут другое. Кажется, прослушав один трек, нужно потом долго вообще ни к чему не прикасаться, а только думать-думать-думать… Над чем, правда, непонятно, но думать надо усиленно. Думать над тем, над чем же можно подумать, прослушав один трек «Электронной Панорамы».

Причем, дело даже не в сложности композиций — не так уж они и сложны, не было в далеких 1950-70 таких технических средств, чтобы обеспечить достаточный уровень комплексности. Мне кажется, авторы и сами к сложности не стремились. Они стремились наружу — из реальности, привычности, подальше от всего, что только может взбрести в голову, связанного со словом «музыка». И «Электронная Панорама» — яркий пример того, насколько далеко можно выйти за эти пределы.

Большая часть Панорамы представляет собой абстрактные сочетания шумов, чрезвычайно тяжело воспринимаемые организмом. В большинстве случаев я вообще не понимаю, в чем состоит смысл той или иной работы, но встречается и полный отвал головы. В парижской серии Бернарду Пармегиани и Франсуа Байли нет равных. В утрехтском сборнике очень порадовал Алиреза Мэшаеки, целый релиз которого на EARLabs ([lc011]) остался совершенно непонятым. Варшавским лидером оказался трек «Solitaire» Арне Нордхейма. Моя любимая компиляция — японская. В начале 2004-го Иос Смолдерс опубликовал альбом японской конкретной музыки ([lc010]), который оказался настоящим головоротом. И электронно-панорамные произведения уже знакомых Макото Морои и Тоширо Маюцуми — не слабее.

Формат
mp3, VBR, 44KHz

Si3m3ns-Studio Fur Elektronische Musik (60s) [LC007]
EAR Labs / Laboratoire Classique, 2003

«Электронная Панорама» — не первая инициатива Иоса Смолдерса открыть для свободного доступа архивы крупных концернов. В 1960-70-х каждый уважающий себя мейджор рынка электронной продукции имел на своем борту звукозаписывающий лейбл. Был такой и у немецкого гранд-концерна Siemens, наименование которого Иос слегка зашифровал, видимо, опасаясь лишних вопросов дяди Сименса об авторских правах. Релиз сопровождается лозунгом «Хорошая музыка должна быть свободно доступна всем!»

Но если принять за эталон хорошей музыки «Электронную Панораму» (где временами она ОЧЕНЬ хороша!), то продукция дяди Сименса может показаться какой-то бессмысленной стукотней. Я все понимаю, ранние электро-акустические пробы были чересчур концептуальными, но если дело доходит до такого рода аудио-маразма, не помогают ни громкие имена Джона Кейджа и Йозефа Антона Ридла, ни заверения в самой что ни на есть экспериментальной природе такого вот культурного явления.

Правда, было бы непростительной ложью утверждать, что под крышей сименс-хаус не происходило ничего интересного. Мне очень понравились спаянные между собой композиции Фердинанда Кривета и Пауля Пертнера, в которых много разных голосов одновременно рассказывают по-немецки много разных историй. К такому приему прибегали все, кому не лень — довольно очевидно, что многослойная речь всегда будет вызывать чувство несконцентрированности, недопонимания, дыр в восприятии. И вообще говоря, от таких произведений, как правило, отдает каким-то нездоровым поэтизмом. Но в данном случае все сделано очень задорно — пророчащие речи прерываются бесшабашными девчоночьими визгами, некоторые голоса рассказывают свои стихи патетично, некоторые — наплевательски. Кстати говоря, композиция Йозефа Ридла «Leonce und Lena», в которой использован такой же прием, никакого интереса не вызывает. Даже напротив — убивает наповал своей гипертрофированной серьезностью.

К релизу прилагается буклет с описанием опытов, которые Штокгаузен, Кейдж, Ридл и прочие столпы ранней электроакустики ставили в лаборатории Siemens-Studio. К сожалению, я не знаю немецкого — вполне возможно, восприятие этой ужасно серьезной музыки было б другим, если б я хоть немножко понимал, с какой целью ею занимались.

Palsecam — We Are Just Borgs… [kpu.023]
Kikapu, 2003

Интернациональный коллектив Palsecam включает несколько более или менее постоянных участников и мозговой центр — поляка Лукаса Жаланкевича. Главный девиз Palsecam — «покончи с заурядностью». Проект существует порядка двух лет, к настоящему моменту пропустил через себя тонну музыкантов польской и общеглобусной демо-сцены. Членом коллектива является даже актер Эдди Мерфи, правда, не он сам, а его восковая фигура.

Однако, треки, представленные в первой части альбома «We Are Just Borgs», особой незаурядностью не отличатюся. Вернее, треки сами по себе довольно неплохи, но релиз от этого не выигрывает. Возможно, концентрация на незаурядности помешала формированию настроения конечного продукта, а возможно, отсутствие этого самого настроения — тоже одна из характеристик этой самой незаурядности в понимании Лукаса.

Но если не заморачиваться какими-то там настроениями, то продукт получился весьма сносный. Мне особенно нравится вводная композиция «Enigmatic Man», сделанная в 8-битном Atari XL — плаксивая поп-мелодия, иллюстрация к детским играм для допотопных игровых приставок, которая звучит как будто для того, чтоб доказать всем, что она — тоже музыка, несмотря на свою звуковую и композиционную ограниченность. Очень неплох также «Technotronic» — кусок нойза, рожденный вплетением данных из текстовых файлов в звуковые структуры (так как любой файл представляет собой последовательность нулей и единиц, он может являться основой для построения графика звуковой волны, как бы немузыкально она не звучала).

Формат
mp3, 128Kbps, 44KHz

Palsecam — We Are Just Borgs II / Presentation of Collective [tonatom.012]
Tonatom, 2003

Вторая серия «We Are Just Borgs» дает ответ на вопрос, почему треки в пределах релизов настолько отличаются. Ответ заложен в куске названии — presentation of collective. Мол, посмотрите, что мы все налабали, крутясь каждый в соей саунд-эстетике.

Стандартное открытие занавеса — 8-битный звук Atari, немножко приправленный глитчами. А сразу вслед за ним в полную силу разворачивается ритмичное валево с вкраплениями эмбиента и ревущих семплов с человеческой речью. Да, не очень позитивная получается характеристика…

Но позитивности особой ждать и не приходится. Заявленное обещание стопроцентной незаурядности оправдывается с натяжкой — звучит «Презентация» вполне прилично, в том смысле, что не переступает границ эмбиента и power-electronics с нечеткими мелодичными очертаниями, иногда даже претендующими на характеристику «красивых». Мало-помалу я начинаю приобретать стойкую аллергию к музыке, которая в эти характеристики укладывается.

Формат
mp3, 128Kbps, 44KHz

Books on Tape — Mes Jours En Tant Que Francais [kpu.036]
Kikapu, 2003

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

И еще одно чудище лейбла Kikapu, непонятно в какие дали стремящееся. Вот чем мне нравится формат EP — звучит три секунды, а вопросов в голове оставляет больше, чем там помещается.

В общем, это очень ритмичная музыка, наполненная гитарными семплами и разнообразными ударными, без оглядки несущимися вперед. Но это совсем не трактор беларусь, за рулем которого — блондинка, сожравшая тонну экстази. Нет, ритмика продумана, причудливо изменчива и не перегружена синкопированием. Корректные аранжировки и внятный разборчивый звук. Повышенное внимание уделено всему — саунду, развитию и сменам настроения треков, развитию и настроению релиза в целом. Но что это такое вообще и с какой целью сделано — трудно сказать. Если пытаться охарактеризовать это дело в рамках направлений, можно быстро захлебнуться в случайных совпадениях — брек-бит, индастриал, техно, бритпоп, power-electronics, гаражный рок-н-ролл — в общем, по большому счету, это энергичная музыка, переполненная басом и битом. Но тогда какого вообще черта я обратил на этот айтем внимание, и почему так долго распинаюсь по поводу его существования?! А потому, что этот драм-шквал несет к своей неведомой цели нечто большее, чем оголтелый клубный бодряк. И что именно — хрен разберешь.

Когда я был студентом, я покупал музыку в запорожском магазине «Чарiвний звук» (волшебный звук). Как только я заходил внутрь, любой из продавцов, знающих мои вкусы, вытаскивал из-под прилавка пять-шесть кассет со словами «это НАДО грести!» Так вот, мне ничего не остается, как их процитировать — альбом «Те дни, когда я был французом» НАДО грести!

Короче, Books on Tape меня сильно озадачил. Мне сразу стало интересно, что это за перец такой, который умудряется делать поп-музыку, выступая отчетливым барельефом на плоской бигбит-стене. Books on Tape («Книги в печати») оказался невероятно деятельным американцем по имени Тодд Мэтью Друтин, который, кроме этого, является членом коллективов Dewey Decimator, Sluts on Tape, Tape Science Version, Box Social, а также тянет второй свой соло-проект Click Tracy (перефраз имени супер-героя комиксов Дика Трэйси). Мало того, что парень выпускает неимоверное количество музыки, он тащит на себе нет-лейбл Subverseco, выпускающий музыку анти-оттенков.

Само собой, я на этом не успокоился и полез дальше, а именно — на лейбл Subverseco, где, понятное дело, релизов Books on Tape предостаточно. Но вытянутые оттуда «Live 16.06.01» [subverseco 002] и «In vitriol» [subverseco 037] оказались почти стопроцентным рок-н-роллом и совершенно не вызвали заинтересованности. Зато самый первый релиз лейбла —

Books on Tape — Crowdpleaser [subverseco 001]
Subverseco, 2001

очень порадовал. Самый радующий факт — отсутствие возможности предсказать, к чему приведет тот или иной поворот. Это музыка без кульминации, кульминацией является каждый новый такт.

По большому счету, «Удовлетворитель толпы» — такая же, как и «Француз», молотилка, но со своими тараканами. Этот альбом звучит громче и иногда гораздо заковыристей, в нем больше странных звуков и непреднамеренных смен настроения. Гитары и бита по-прежнему предостаточно. Перестуки то складываются в упругую струю басистого грува с дисторшн-подвизгиваниями, то распадаются в пыль, оттиснутые в сторону всем, что попадется под руку. А под руку Тодду Рутину попадается все подряд — от эмуляции электрооргана до эмуляции колокольчиков. Продукты Books on Tape — лучший аргумент против утверждения, что живой музыкой является только та, которая сыграна вживую.

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

V/A — The Freest of Radicals Remixed [NT 050]
No Type, 2004

С одной стороны, к лейблу No Type меня привело следование за ниточкой Books On Tape, а с другой — обратить на него внимание мне посоветовал Андрей Кириченко во время нашей летней встречи в Харькове. Мое знакомство с No Type началось со сборника ремиксов на другой сборник, выпущенный в 2002 году на двух CD. Компиляция называлась «The Freest of Radicals» («Самые оттянутые радикалы»), ее целью было познакомить слушателей с работами музыкантов, имеющих отношение к лейблу. А «TFOR Remixed» — что-то вроде бонуса к тем двум дискам. Надо заметить, что No Type является не стопроцентным онлайн-лейблом, это вообще не просто лейбл, а некая формация, всосавшая в себя целых 4 саблейбла: Nishi, Annexe, Sine Fiction и Subverseco. Причем диски, которые они выпускают, стоят достаточно дорого — в среднем, 20-22 доллара за диск.

Компиляция напичкана всем подряд: импровизацией, нойзом, idm’ом, полумелодичной электроникой, потусторонним эмбиентом, семплерной агрессией, иногда проклевываются биг-бит, брит-поп, трип-хоп, даже техно-даб в ключе берлинского ~scape и просто техно, напоминающее продукцию берлинского же Basic Channel. Но даже присутствие радующих глаз собственных имен (833-45, Books on Tape, Дик Ричардс) душевного подъема не вызывает. И вот почему.

«The Freest of Radicals Remixed» — как раз тот случай, о котором Андрей Кириченко сказал «ну вот — еще одна компиляция». Знакомство с музыкой лейбла — дело, конечно, полезное. Но если компиляция выпущена исключительно с целью познакомить слушателя с продукцией лейбла, она перестает быть релизом и становится просто компиляцией — кусочек того, кусочек сего, но кусочки эти в картинку не складываются, а по отдельности их слушать интересно разве что в качестве фона ко всяким домашним занятиям.

И еще один неприятный момент — УЖАСНОЕ качество звучания.

Формат
mp3, 128Kbps, 44KHz

Само собой, на таком знакомстве с No Type я не остановился, и полез дальше. Далеко лезть не пришлось — первый релиз, скачанный вслед за «TFOR Remixed», хоть и не расплющил по стенам, но сильно порадовал.

Napalm Jazz, Martin Tetreault — Live (May 2003) [NTA 008]
No Type: Annexe, 2003

Запись живого выступления импров-коллектива Napalm Jazz и радикального пластинко-ковырятеля Мартина Тетро, которая была сделана на вечере «Un microphone dans une tempete de noize» («Микрофон в шторме нойза») в Монреале. Акция имеет периодический характер, ее устраивает девушка по имени Эстер Бурдаже — продвинутый канадский теоретик и практик современного искусства во всех его проявлениях.

Napalm Jazz — импровизационный коллектив из канадского города Квебека. Коллектив существует на протяжении вот уже 10 лет. Несмотря на общепринятое мнение об импровизационном характере их музыки, трудно назвать это импровизацией в чистом виде. Да и музыкой — тоже с натяжкой. Но это ни фига не причина оставлять их без внимания.

Мартин Тетро — радикальный ди-джей, которого больше занимает шум моторчика вертушки, нежели содержимое пластинок, ею проигрываемых. Время от времени Мартин уходит из музыки, занимаясь любимым делом — спонтанной аппликацией и коллажированием. Однако в роли музыканта он очень преуспел, успев посотрудничать с Рене Луссьером, Отомо Йошихиде, Кевином Драммом и прочими весьма уважаемыми товарищами.

Иллюстрация релиза — фотография, сделанная на этом вечере. Трое мужиков щупают разные непонятные железки на столе, уставившись в экран лэптопа, еще один сидит чуть поодаль за пультом, копаясь в своем наборе железок. На столе, кроме железок — пиво, пепельница и… скатерть!

Выступление, судя по всему, было обалденное! Начинается все со шквального нойза. Но потом, поначалу несмело и хрупко, а впоследствии все увереннее, из-за непробиваемой стены шума выглядывают то протяжные мелодии, то синтезаторные выкрутасы, то дикий саксофон, то вообще кусок хипхоп-речитатива! Эффект постоянности отсутствует, картинка все время меняется — неразличимо, но внятно. Музыка бесшабашна, но осмысленна. Такое впечатление, что музыканты вовсю веселятся, спустив тормоза, однако не желают превращать свой оттяг в образец гнусного рок-н-ролла. Чудная запись!

Формат
mp3, 192Kbps, 44KHz

Radar Threat — Mechanize Biorhythmic Imperative [hotf002]
History of the Future, 1999

Любимейший!

С Radar Threat меня познакомил порядка года назад один киевский друг. Диск обернут в полиэтиленовый мешочек, на котором грубо нарисовано техногенных очертаний рыло. Названия проекта, альбома и треков сплошь состоят из электрических матюков: «Information Overdose», «Electron Under Tow Voltage», «Era Three Phase Test», «Viral Transfer Electronique»… Когда мой друг в первый раз поставил мне это lo-fi чудовище, он сказал, «каждый раз, когда я это слушаю, у меня появляется ощущение, будто я взлетаю». Причем, речь шла о большом грузном самолете, ни хрена неуправляемом, жутко дребезжащем и угрожающе быстро и громко набирающем высоту. Настоящая угроза для радаров — их должно разрывать от чувства катастрофы, как только они заприметили бы такой самолет. Изворотливые длиннющие скрежещущие треки, в середине второго появляется патетическая мелодия — своим издевательским звучанием она заставила меня громко заржать, когда я внимательно слушал диск в первый раз.

«Radar Threat» — это человек из Миннеаполиса по имени Бенджи Гросс, единственным источником информации о нем послужила статья «The Machine Makes The Man» в Citypages. Там пишут, что музыку Бенджи Гросс записывает в маленьком помещении для развития клаустрофобии, наполненном всяким звукоиздающим хламом. Он является одним из приверженцев умирающей техники, вся его музыка сделана с помощью доисторических аналоговых синтезаторов и настолько же древнего Atari 2600. Бенджи нравится копаться в железках, которые ведут себя совсем непредсказуемо или вообще внезапно отказывают — это заставляет его быстро реагировать в ситуациях, когда что-то происходит не по плану, «это способ допуска вселенной к тому, что ты делаешь». Для того чтоб знать, как реагировать, он часами копается в ветхих железяках, дотошно изучая все их слабые и сильные стороны. Вся его музыка — это иллюстрация взаимоотношений человека и машины, причем человеческого в ней больше, машины занимают место инструмента импровизации. Вообще говоря, пишут там много чего, статья очень занимательна и забавно написана, в общем, всячески рекомендуется к прочтению.

«Mechanize Biorhythmic Imperative» — дебютный альбом Radar Threat, выпущенный breakcore-лейблом History of the Future, который либо прекратил существование, либо ушел из интернета. Но диск, похоже, еще можно купить в этом онлайн-шопе — http://rhinoplex.org/wrecked.

Формат
CD

Плюс несколько российских дисков

Недавно я познакомился в Алма-Ате с одной семейной парой из Москвы, стоящей за интернет-магазином Sol Arter, который продвигает в основном музыку российских экспериментальных шумовых лейблов и дарк-фолк. Дарк-фолк меня не заинтересовал абсолютно, зато очень заинтересовала продукция лейбла Long Arms. Я долго ощупывал диски Джона Кейджа, Терри Райли, сборник Without Kuryokhin, но выбрал, в конце концов, то, о чем вообще ничего не слышал.

Правда, в корзину попали Vershki Da Koreshki — с этой музыкой я познакомился порядка пяти лет назад, и тогда был совершенно обескуражен. Примерно тогда же я попал на днепропетровский джазовый фестиваль «Джаз на Днепре-99», в котором принимал участие один из ВеДаКо — контрабасист Владимир Волков, и его манера игры и поведение на сцене произвели на меня серьезное впечатление. Мне было интересно, чем сейчас покажется этот фри-джаз с тувинскими корнями и европейскими вершками. И то, что в настощий момент эта музыка воспринимается гораздо спокойнее, странным не показалось. Покупая диск, я отдавал себе отчет в том, что буду слушать его недолго.

Vershki Da Koreshki — Real Life of Plants [CDLA 96020]
Long Arms, 1996

Релиз оформлен мультяшно. Как, впрочем, и музыка. Серьезным это все вовсе не звучит. И непонятно — то ли это радующий факт, то ли удручающий.

Импровизационная музыка в ее привычном понимании уже не звучит так заманчиво, как это было пару десятков лет назад. По большей части, характер композиций альбома напоминает то экспериментальные работы Майлса Девиса вроде «Bitches Brew», то ранний Weather Report, живой и подвижный (например, времен альбома «Sweetnighter»). Все начинается как-то неуверенно, но быстро раздувается в пульсирующую аудио-дорожку, которая, по задумке, должна уносить к небесам. Партии стремятся выскочить вперед, чтобы тут же быть задавленными остальными. Каждый инструмент твердит свое и уверенно пхнет вперед, иногда слегка соскакивая с тропинки. Но ненадолго и недалеко. Музыка добродушна, но не наивна, она улыбается понимающему слушателю, при этом неся какую-то ахинею прямо ему в лицо. Вот только претензий ей за это не предъявишь — никто никого не обманывает, просто все понемногу дурачатся.

Бас очень хорош. Все несется галопом и солирует по-своему (то клавишные выглянут с дурашливой мелодией в две секунды, то хомуз невпопад задвинет что-то протяжное), а контрабас знай себе стучит по голове, бубня устойчивый, интенсивный пульс.

Формат
CD, цена Длинных Рук $8.00

Membrana [CDLA 00025-6]
Long Arms, 2000

Бокс с двумя дисками: Мембраноиды «Гимпотека» и Инфра-джазовый квинтет Джона Сайленсера «Шесть незабываемых классических эскизов в стиле инфра-джаз».

По легенде, выдуманной музыкантами Максимом Сергеевым и Данилом Акимовым и описанной в буклете, с конца 80-х в России существует закрытая ассоциация «Membrana», в основе исследований которой лежит синтез музыки и науки. Лаборатория производит не сколько музыку, сколько экзотические ее направления: тромбо-бит, пневмо-степ, инфра-джаз, исследуя при этом воздействие зацикленных аудио-дорожек на организм и возбуждая в нем некие центры реагирования, окрещенные мембранами. Нет, вы только взгляните: «В середине 70-х годов в СССР работала группа ученых, которая проводила эксперименты с визуальными, мышечными и температурными ощущениями, получаемыми разными человеческими особями от различных комбинаций хаотически или намеренно выбранных звуковых сигналов. В результате амбициозного соперничества идей было сделано несколько экстраординарных открытий о функционировании особого рода внутренних мембран, а также о существовании вибрирующих флюидов, возникающих из сложных ритмических структур переменной концентрации. …в свое свободное время небольшая группа молодых ученых-меломанов исследовала то, что они называли «отклонениями кинетического слуха». При этом они совместили как традиционные пневмо-, сейсмо- и виброакустические технологии, так и тематическое использование знания из сферы пульмонологии, тетратологии (от греч. teras (teratos) — урод) наряду с основами некроэстетики». Какой-то непроглядно замороченный ужас, отдаленно имеющий отношение к музыке и науке.

Честно говоря, ни тем не пахнет, ни другим. Напротив, отдает чем-то дурным, несдерживаемым, неконтролируемым. К тому же, легенда омрачает историю обоих коллективов смертями мембраноида Рудольфа С. Диклова и инфра-джазистов Джудит Глоттка и Айвэна Томилоу, и за всем этим кроется какая-то дикая насмешка, особый, непонятный нормальному мозгу сарказм. Это не музыканты — это какие-то аномалии. И музыка их — сплошная аномалия. И диски эти, безобидные такие две болванки в непретенциозной обложке, — редкий по своей природе шиз, неинтересно и глухо звучащий, но вызывающий неосознанный отклик, причем больше тела, чем мозгов. Может, все-таки мембраны?.. Или черт его знает… Короче, я ничего не понял, но диски эти на всякий случай отложил подальше, прослушав всего один раз, но полностью.

Инфра-джазвый квинтет (второй диск) представляет собой несколько более живое явление. Цель проекта — исследование «той стороны» джаза, выстраивание гулких образцов музыки на основе «крайностей свободного электронно-джазового поля». В принципе, об этом диске хоть сказать что-то можно. По большому счету, это жутковато зацикленные бульбы электроакустического характера, показавшиеся мне, правда, совершенно бессмысленными. Но трек «Пасхальная румба» — настоящее чудо: маниакальный пленочный луп в одном потоке с мелодией, отдаленно напоминающей пару джазовых аккордов, и сквозь все это иногда пробиваются бесстрастные англоязычные размышления. О существовании друг друга они не подозревают — ни луп, ни аккорды, ни размышления — такое впечатление, что их заставили звучать вместе, а они, глухие и равнодушные, живут своими жизнями, развиваются по-своему. Взаимодействия между ними — ноль, но картинка в целом получилась достаточно любопытная.

Формат
2 CD, цена Длинных Рук $12.00

CD-R: Antipathetic [soi 038]
Soi Tapes, 2003

Анти-патетика — чудеса на виражах нойза! Из тех российских экземпляров, которые у меня появились после знакомства с представителями Sol Arter, этот нравится больше всех. Это просто отстрел башки!

Soi Tapes — ярославский мини-лейбл, за которым стоит энтузиаст российской экспериментальной сцены Александр Алексеев. По забавному стечению обстоятельств, Алексеев оказался тем самым человеком, который был организатором акции с участием Алексея Борисова, Франца Помассла, Андрея Кириченко и Дмитрия Федоренко (Kotra), проходившей этим летом (июнь 2004) в ярославском музее современного искусства. Об этой акции Дмитрий рассказал мне за время нашей встречи (см. Хроника летнего отпуска: встреча #2 — Kotra). Коротенький результат этой акции — одиннадцатиминутный джем-сейшен четырех музыкантов — недавно опубликован на сайте Nexsound в виде mp3-релиза [ns29].

Проект «Antipathetic» — это материал Никиты Голышева и Стаса Бобкина, записанный в московском клубе DOM в 2003 году. Я ни слова о них не нашел в интернете, и не знаю, что это за парни. Но подходят к делу они серьезно, полностью оправдывая антипатетический характер релиза. Оформление отсутствует, информация отсутствует, границы — напрочь отсутствуют. Голый шквал и рев, без корней и пристрастий, просто грохот, заворачивающий в свою мясорубку пронзительные мелодии и почти танцевальный бит. Блин, да в этом диске больше музыки, чем до настоящего момента выпустили все самые плодовитые электронные композиторы! Что такое музыка? Музыка — это отсутствие осмысленных причин делать ее музыкальной. Это здоровый вызов больному воображению. Это отсутствие паранойи по поводу соблюдения каких-то там правил. Это вот этот обойденный дизайном диск без заявлений и концепций. Оглохший от такого положения вещей я внезапно останавливаюсь посреди тротуара — такой живой, настойчивой, непосредственной, изменчивой и нетронутой никакими соображениями музыка еще никогда не была.

Голова потом, конечно, слегка потрескивает — это все-таки нелегкое дело. Но увлекательное не на шутку! Никита Голышев и Стас Бобкин (вполне возможно, сами того не подозревая) забабахали такой альбом, который не под силу ни одному двинутому японцу-шумовику.

Формат
CD-R, цена Soi Tapes неизвестна, я приобрел диск за $4.00

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: