review #6 — Деталi Звуку 2005

7-8 мая 2005 в киевском «Центре развития моды» отгремели «Деталi Звуку» — широкоформатный фестиваль современной экспериментальной электроники и радикального техно. Людей было много, серьезной интересной музыки — тоже, ей и посвящен этот обзор. Спасибо организаторам, очень хочется обратно в 7-8 мая!

7-8 мая 2005, Киевский Центр развития моды

Еще около полутора месяцев назад Дмитрий Федоренко (Kotra) написал мне, что готовит первый украинский электронный фестиваль совместно с молодым киевским техно-лейблом Robotek. Тогда еще я подумал «блин, круто!», но у меня даже и мысли не возникло, что я туда смогу попасть — с конца прошлого года длятся две затеи, из-за которых я никуда не попадаю: длинная статья для киевского журнала Аутсайдер и безумный проект на работе (из-за которого я, к тому же, не могу нормально писать для инди, сорри). Статья, слава кришне, добита, но работа пока только и делает, что набирает обороты. В общем, не понимаю толком, как, но мне удалось себя из нее ненадолго вытянуть и не только попасть на фестиваль, а и осуществить массу других полезных штук.

Началось все с того, что я купил рейс в Киев из Баку (где у меня сейчас работа) на утро четверга 5 мая. Так как фестиваль был намечен на субботу 7-го, я написал Котре, что готов помочь, если требуется, на что он попросил меня повстречать гостей и побродить с ними по городу, пока он будет заниматься техническими делами. Учитывая то, что среди гостей значились Франц Помассл (шеф австрийского лейбла Laton) и Staalplaat Soundsystem (www.staalplaat.org), я, само собой, чрезвычайно обрадовался возможности с ними встретиться. В общем, после появления в Киеве мы с Димой сразу же созвонились и через некоторое время состыковались. Он выглядел ошалелым от перманентной беготни. Мы залезли в кофейню, он отдал мне бумажку с адресом квартиры, куда поселили Staalplaat Soundsystem, сказав, что у них нужно появиться завтра во столько-то, накормить их в Домашней Кухне (киевская столовка), а потом показать город. Зашибись!

Два неполных дня я показывал разным людям Киев, встречал на ж/д вокзале, водил обедать в столовки и трепался трепался трепался. И каждый вечер возвращался во временный дом с гудящими ногами и диктофоном, полным полезных сведений.

В качестве помещения для проведения фестиваля был выбран киевский Центр развития моды. Вечером дня, проведенного с Карстеном Стабеновым и Яном Хобиджном из Staalplaat Soundsystem, я заехал в Центр посмотреть на помещение и еще раз со всеми встретиться. Зал Центра, по моим оценкам, вполне вместил бы полтыщи человек, а то и больше. Карстен с Яном, Кириченко, Борисов, Заволока и Загайкевич сидели в гримерке и пили вино, а люди из Роботек и Котра расхаживали по залу и расклеивали провода по стенам. Котра в красном свитере метался из одного угла в другой с дистанционным пультом, проводами и счастливой, но несколько запаренной улыбкой, было видно, что все это его не на шутку прет. Я коротко со всеми потрещал, и уехал с Кириченко, Штаалплаатами, Борисовым и Заволокой ужинать в Пузатую хату.

В день фестиваля я успел встретить поезд с белорусским парнем I/DEX, пересечься с The Moglass, заехать в гостиницу за Францем Помасслом и его девушкой Анной Цеех и отправить их всех на такси на саунд-чек. Когда я сам приехал на базу, Kotra встретил меня горящими глазами и лихорадочной беготней из зала в гримерку, где была развернута база/гардероб для организаторов. В четыре часа дня начали впускать людей, и заиграла первая музыка. Понеслась…

Александр Нестеров

Сам Александр не смог появиться на фестивале из-за болезни, поэтому его свежий альбом поставили играть просто с диска. Народ собирался, рассматривая сцену и подиум с кучей непонятных штук на столах. Все постепенно рассаживались, музыка играла очень такая… громко-деликатная. Появился какой-то призрачный видео-арт, фестиваль начинался чинно и спокойно.

Киевлянин Александр Нестеров принадлежит к интеллигентной тусовке свободных джазовых импровизаторов (впрочем, по некоторым сведениям он никогда не принадлежал ни к какой тусовке). В свое время он выпускал гору музыки и играл с кучей музыкантов, среди которых киевская нео-фолк группа «Древо», российский саксофонист-импровизатор Сергей Летов, и еще куча незнакомых мне деятелей свободного джаза на советской территории. В составе трио «Русско-Украинский Проект» (с Сергеем Летовым и Юрием Яремчуком) Александр дал неимоверное количество концертов, изданных Летовым в его хоум-мастеринг серии «Пентаграмма». Главный инструмент Александра Нестерова — миди-гитара, которая, фактически, представляет собой обычный синтезатор, только в форме гитары. Когда-то Дмитрий Гальона в своей передаче «Just до двадцати трех» (была такая любопытная передача на украинском национальном радиоканале «Проминь») ставил очень даже неплохой альбом Александра Нестерова в составе, не помню каком. Говорят, один из его свежих релизов — «Хорошо препарированный клавир» — был записан в один присест после того, как Александр пришел в студию и напичкал рояль всякий всячиной, говорят также, получился стопроцентно оголтелый авангард в духе egoless improv. Жаль, что я его не слышал, а так мне особо нечего сказать о музыке Нестерова.

Александр Нестеров

Anna Ceeh

Анна Цеех — очень симпатичная и разговорчивая видео-художница с российскими корнями, сейчас живет в Вене, Австрия. Она — девушка Франца Помассла, о котором немного позже. Анна показывала на Деталях звука короткометражку с эстетикой черно-белого советского документального кино в духе учебных фильмов по гражданской обороне. Помните, иногда всю школу собирали в «клубе» или «красной комнате», заставляя смотреть, как нужно надевать противогазы, и какие в убежищах унылые серые стены? Чем-то эти фильмы выигрывают у Анны (главным образом тем, что сопровождаются они, как правило, либо истерическими радиопостановками, либо совсем уж каким-то потусторонним авангардом). Анна Цеех выигрывает у этих фильмов техническими наворотами. Саундтреком фильма была музыка проекта Park Modern из Владивостока — такой себе почти танцевальный пост-индастриал: грохочущие детские игрушки, гитары, старые генераторы низких частот, допотопный сэмплер. Являясь действующим членом команды австрийского лейбла Laton, Анна активно продвигает электронику пост-советского пространства. Совсем скоро Laton’ом будет выпущен диск проекта Radius из Кемерово, диск этот Анна с Францем мне подарили, кое-что на нем оказалось любопытным при первом прослушивании, слабо упорядоченные пласты звука софт-синтезаторного происхождения и секвенсорного бита.

Anna Ceeh

Андрей Кириченко / Paul Kust

Выступление Андрея я пропустил, но по уважительной причине — еще за несколько часов до начала фестиваля Андрей попросил меня время от времени подменять его на дисках, которые он продавал в фойе. Ну и, само собой, я подменял его, пока он играл. Из открытой двери в зал мне вполне внятно слышалось, как разворачивается густой и колючий вал андреевого дроунинга, а потом вдруг услышал гитару, а потом вообще голос. Вначале я подумал, Андрей все-таки добрался до пения после невероятного количества экспериментов со всяческими бандурами, детскими игрушками, пианино и всевозможными предметами с продолжительным фидбеком от ударов по ним. Но потом я вспомнил, что на ДЗ он играет с Юрой Кулишенко, гитаристом из The Moglass, который на этот раз обозвал себя Paul Kust.

Вслушиваться мне пришлось недолго — вдруг подошли люди, посмотрели на диски и тут же что-то спросили, а я что-то ответил. Так до самого конца выступления Кириченко / Paul Kust я что-то кому-то втирал, рассказывал о Штаалплаат, о Латон и прочем, что там на столе лежало. Мне понравилось продавать диски — стоишь, заводишь людей, круто! Наблюдая за этим, мои друзья, приехавшие на фестиваль, обозвали меня «барыгой».

Но мой кориф, который приехал на фестиваль из Москвы, вышел из зала после выступления в совершенно невменяемом состоянии, сказав, что ничего круче до этого времени не видел и не слышал. Так что все же жаль, что я пропустил выступление. Правда, когда в фойе появился Юра из Moglass, он тут же стал размахивать руками, дескать, ну что за лажа, типа я вообще не понимал, что в определенные моменты творится — в общем, не понравилось ему, как они отыграли. С Юрой я познакомился утром того дня, он много и увлеченно говорит, размахивает руками и почти всегда улыбается. Юра — очень позитивный человек.

См. об Андрее Кириченко на инди.

Андрей Кириченко / Paul Kust

Андрей Кириченко

Paul Kust

Алла Загайкевич / Сергей Охримчук

Я много слышал об Алле Загайкевич от Котры и Кириченко, за день до фестиваля Котра наконец меня с ней познакомил — «я думаю, вы точно найдете общий язык». Она, можно сказать, единственный человек в киевской Национальной консерватории (если не всем Киеве), который занимается академической электроникой. К тому же, она тянет на себе кафедру музыкальных информационных технологий, у нее в консерватории небольшая, но вполне на уровне студия за железными дверьми с распечатанной на принтере табличкой, на которой значится название кафедры. Когда первая часть ДЗ закончилась, мы с Аллой Загайкевич случайно столкнулись в фойе, и она, улыбнувшись, спросила «ну как там наш общий язык?». С ней трудно не найти общий язык, человек она отличный.

Ее концертное место располагалось за спинами аудитории, поэтому все глазели на видео-арт. Похоже, я был единственным, кто был осведомлен об этом месте — я один подкрался туда с фотоаппаратом. Но когда спустя минут десять после начала выступления Аллы Загайкевич на подиум вышел скрипач Сергей Охримчук, фотографы полезли, как грибы после дождя. Охримчук — очень работящий и экспрессивный музыкант, он танцевал над своей скрипкой, как шаман, раскачиваясь, напрягаясь и выдирая мало помалу волоски из смычка. Сергей играл с нот, они обычно прорабатывают партии пьес вместе с Аллой (что позволяет ей чутко и неразрушающе вмешиваться в скрипичный монолог). Уже почти под утро случилась забавная история — Алла сказала мне, что Охримчук пошел куда-то за пивом, и что его уже долго нет. Я спустился вниз, не особо надеясь его встретить, но он стоял в кругу лохматых степенных музыкантов у входа в Центр и оживленно обсуждал с ними записи в нотных тетрадях. Кстати, когда-то и он, и Алла числились в том самом коллективе «Древо», который упоминался чуть выше.

Дуэт Аллы Загайкевич и Сергея Охримчука — это, что называется, академическая электроакустика. Охримчук играл, а Загайкевич деликатно вмешивалась во входящий сигнал фильтрами, наполняя звуковой поток мелкими и отточенными оттенками как бы акустического звука, но уже немного не акустического. Вообще, вслушиваясь в то, что у них получалось, мне казалось, Охримчук только для того и играет, чтобы Алла превратила его скрипку в рассыпчатое разнообразие «возможностей обработки акустического инструмента в реальном времени». Я не могу сказать, что мне эта музыка нравится, но мне определенно понравилось ее расслушивать. И вообще мне очень интересно, что ею движет.

Соло Аллы Загайкевич — это, фактически, нойз, только без драйва — все-таки академическая электроника, композиторский диктат и все такое. Но у меня бежали мурашки по коже, когда она вдруг заводилась, распухала в помещении, превращалась в неимоверной громкости лязг. Мурашки по коже все-таки первичны, а академическое происхождение и звучание этой музыки — дело второе, причем, тоже довольно любопытное.

За время трения о киевский воздух мне удалось встретиться с Аллой Загайкевич и задать ей несколько вопросов, так что к теме украинского электроакустического авангарда я очень надеюсь вскоре вернуться.

Александр Курий (звукорежиссер Деталей Звука) и Алла Загайкевич

Сергей Охримчук

Сергей Охримчук

Ok_01

Ok_01 — это Олег Ковальчук, инженерный гений The Moglass. Олег мастерит разные звукогенерирующие приборы, которые по его собственному мнению «все кривые». Да будь они хоть одноразовые, но раздери меня на адских жерновах, он делает потрясающе интересную музыку!

И дело не в том, что она слоиста и многогранна, как праздничная сельдь под шубой.

И даже не в том, что она практически «собрана на коленках пальцами».

И уж совсем не в том, что Олег — стопроцентный lo-fi музыкант.

Просто не так уж и много сейчас музыки, которая умудряется и небанально звучать, и в то же время индивидуальничать, много чего рассказывать о своем авторе. Сет Олега на ДЗ — вдумчивый колышущийся псевдо-эмбиент, «псевдо-» в том смысле, что держать эту музыку на бэкграунде нереально, она мельтешит перед глазами и возбуждает какие-то незнакомые до того нервные центры. Собранная на кухне одомашненная космическая одиссея, персонажи которой то грустно наблюдают за вакуумом в иллюминаторах, то беспокойно перешептываются и ерзают на креслах. Офигительно!

К сожалению, все, что можно услышать Ok_01 за пределами ДЗ — это два коротеньких mp3-альбома на Нексаунд («to A.K. w/best wishez» и «where i’ve been, what i’ve seen»). В кармане моих джинсов лежал диктофон, который в результате перемещений по ковролану включился примерно в середине выступления Олега. Записывалось это дело около получаса, записалось отвратительно, но все равно я этой случайности очень рад. По-хорошему странная музыка, очень такая… личная.

Ok_01 (Олег Ковальчук)

Ok_01 (Олег Ковальчук)

Ok_01 (Олег Ковальчук)

Ok_01 (Олег Ковальчук)

Akuvido / Kotra on amplify

Первый мега-нойз на фестивале. Оглядывая временами публику, я наблюдал, как девушки, улыбаясь, закрывали уши ладошками.

Akuvido — это так сказать, медиа-дуэт, состоящий из Анны Куц и Виктора Довгалюка, обитающих в настоящее время в Берлине (по обрывкам разговора я выяснил, что они — почти соседи Карстена Стабенова из Staalplaat Soundsystem). Akuvido занимаются не столько самой музыкой, сколько ее визуальной составляющей, в отношении визуального материала они довольно всеядны, в творческую бетономешалку попадают фото, видео, флэш-графика, другая графика компьютерного происхождения. Долгое время Akuvido сотрудничали с Kotra, потом долгое время не сотрудничали, теперь опять сотрудничают. На фестивале они представляли свой флэш-саунд-проект «NebeNeiNaNder 1.3», представляющий собой, фактически, флэшевую нойз-игрушку. Вариативной составляющей звука занимался Kotra, они с Витей торчали на подиуме, а Аня бродила по залу и снимала происходящее на камеру.

Витя с Димой ввалили в зал такого нойзу, что на душе у меня внезапно повеселело. Дима выворачивал ручки, а Витя включал и выключал дорожки NebeNeiNaNder’а. В зале стоял настолько плотный вал цифрового скрежета, что казалось, публику просто приваливало на пол, многие ложились на ковролан. Особенно интересно это звучало, когда, уже летя на всех парах, этот нойз-паровоз вдруг резко замолкал и потом сразу же трогался с места. После выступления Akuvido мы выползли из зала покурить, и мой друг, приехавший из Москвы заценить фестиваль, тут же приобрел диск «NebeNeiNaNder 1.3».

Кстати, весь ДЗ-дизайн (логотип, афиши, флаеры, сайт) — дело рук именно Akuvido. Название проекта полагается произносить с ударением на последнем слоге.

Kotra (спиной) и Витя из Akuvido (лицом в ноутбук)

NebeNeiNaNder 1.3 в работе

I/DEX

Когда играл I/DEX, я в очередной раз подменял Кириченко на дисках, так что мне приходилось довольствоваться звуками из открытой двери.

I/DEX — это белорусский парень Виталий Гармаш, которого утром того дня я встречал на ж/д вокзале. Он спокойный и молчаливый человек, он был одним из тех, кто постоянно вертелся возле стола с дисками и с любопытством их ощупывал. Много мы с ним не говорили, он вообще мало говорит, но зато внимательно смотрит на собеседника. Рассказывал забавные и почти фантастические вещи из жизни творческих людей в Белоруссии.

Виталий вытягивал свой пространный эмбиент/кликс’н’катс из ноутбука, который привез с собой в рюкзаке. Говорят, это было красиво и умиротворяюще. У меня есть диск «Seqsextend», выпущенный Ntxsound’ом в 2003, и в общем-то с музыкой его я знаком. По всей видимости, выступление I/DEX подействовало на публику как теплая ванна и чашка кофе после предыдущего нойз-терроизма Akuvido. Я не много услышал из того, что доносилось из открытой двери, и, в общем-то не стремился много услышать, но мне очень понравилось, что Виталия пригласили на этот фестиваль. Во-первых, потому что он — свой человек, для понимания этого факта достаточно двух-трех фраз, сказанных в обе стороны (честно говоря, мне даже стало несколько стыдно за то, что я около года назад жестоко отчихвостил «Seqsextend»). А во-вторых, потому что Детали Звука получились очень разнообразными. Не авангардом единым…

I/DEX (Виталий Гармаш)

Zavoloka / Ната Жижченко

Еще в самом начале выступления Катя Заволока вызвала небольшой хайп и небывалую активность фотографов. Катю было трудно разглядеть из-за их стены, так что пока я занялся Натой Жижченко, сидевшей на краю сцены и странным взглядом смотрящей сквозь публику и все остальное.

Ната сотрудничает с Заволокой уже давно, еще в «Суспензии» есть ее голос. В последнем заволокином альбоме «Plavyna» много сопилки — тоже она. Плюс ко всему этому, она занимается спокойными разновидностями танцевальной электроники и, говорят, видео-артом. Ната молчалива и потрясающе симпатична.

Катя Заволока была несколько недовольна еще перед началом фестиваля — нормально не отзвучились, сопилка заводится, начинает фонить, блин! Впрочем, публике было пофигу, кто и как там отзвучивался, внезапно начало прибывать народу, удивленно разинутые рты и довольные улыбки со всех сторон. Да, сопилка заводилась, да, это была не всегда органичная импровизация, но две спокойных девушки, производящие на свет электронную лирику, несомненно, концентрировали на себе внимание. Нестабильная и расшатанная, музыка Заволоки то отнимала, то дарила залу воздух, Катя стояла неподвижно, уткнувшись в стол сосредоточенным взглядом.

После выступления я спросил у нее, что именно она играла. «Да так, что-то из Плавины, что-то — просто из экспериментов, которые никогда и нигде не будут выпущены». Она растерянно оглядывалась по сторонам, было заметно, что она несколько перенервничала. «Plavyna», тем не менее, после этого выступления начала очень активно покупаться народом, люди еще долго подходили к столу и спрашивали «А есть Заволока?», «Конечно, есть» с улыбкой отзывался я.

См. Zavoloka на инди.

Заволока за работой

Ната Жижченко

Zavoloka / Ната Жижченко

Kotra / Akuvido on visualization

За пару дней до фестиваля Дима мне рассказывал, как он впервые пробовал звук в помещении центра развития моды: «Я выкручиваю потихоньку, выкручиваю, посматривая на Александра (Александр Курий, звукорежиссер Деталей Звука), и вдруг в какой-то момент понимаю, что он позволяет мне все!» Под влиянием такого рассказа и осведомленности в том, что представляет собой музыка Kotra, я с нетерпением ожидал его выступления.

И он прибил гвоздями к полу. На мой взгляд, это было самое режущее, изобретательное и разнообразное выступление на ДЗ. Народ в состоянии полного охренения пялился на огромный экран, а Дима подкручивал драйву, с легкой улыбкой выдавливая свои нойз-марши из чего там перед ним на столе стояло. Эта еле заметная улыбка и говорила «наконец-то можно все!»

Его фестивальная программа — интерактивное взаимодействие звука и изображения: «Akuvido для меня такую программку написали, в общем, это изображение, которое полностью выстраивается звуком. Короче, я буду фактически рисовать музыкой». За время выступления Витя из Akuvido иногда менял картинку, и, как он сказал, «выравнивал углы». Результат действительно концентрировал внимание, под нечеловеческим давлением нойз-маршей Котры геометрически бесчувственные фигуры дергались и трансформировались в просто геометрические очертания.

Kotra — поразительный музыкант, я до сих пор толком не понимаю, как можно сочетать абсолютную бесстрастность, бесчувственность, бесчеловечность и настолько здоровый драйв. Лучшее из всего, что находится в обозримом ландшафте пост-модерна.

Витя (Akuvido) и Kotra

Витя (Akuvido) и Kotra

F.R.U.I.T.S.

я тоже пропустил, рассказывая народу про штаалплаатовские диски Muslimgauze, с десяток которых лежал передо мной на столе. В принципе, слышал только одно мнение со стороны — одна моя знакомая сказала, что это было похоже на какой-то чернушный апокалипсис. Мне вообще трудно говорить о F.R.U.I.T.S., честно говоря, я не очень понимаю, чем они занимаются. В какой-то степени их музыка напоминает агрессивное нетанцевальное электро 80х, в каком-то околомузыкальном форуме я как-то случайно наткнулся на мнение, что F.R.U.I.T.S. — это российский электроклэш. Вполне возможно, так оно и есть.

Но я с удовольствием познакомился наконец с Алексеем Борисовым — это тот самый человек, на котором еще в 80-х держался коллектив Ночной Проспект — похоже, первые в советской рок-среде, кто повернулся лицом к электронике. Могу себе представить, как сильно раздражало кинчевых и шевчуков использование ритм-машины вместо потного волосатого барабанщика.

Алексей Борисов — большой русский мужик в кепке, разговаривающий, в основном, ни о чем — дескать, уже давно все понятно, кто и чем занимается и куда это все ведет. Пока мы бродили по Киеву, он неоднократно звонил в Москву и ругался по поводу того, что кого-то там не пускают в австрийское посольство. Борисов — энтузиаст российской экспериментальной сцены, в настоящее время он курирует московский нойз-фестиваль «Шум и ярость». Некоторое из того, что у меня есть (просто Борисова, без F.R.U.I.T.S.) вполне недурно звучит, в его с Антоном Никкиля совместном альбоме «Typical Human Beings» есть довольно качественные моменты (хоть, по большому счету, он показался мне затянутой электронной смурью).

F.R.U.I.T.S.

Несколько последних минут выступления F.R.U.I.T.S. к столу с дисками подошел Кириченко, и мы с ним о чем-то разговорились. В какой-то момент из зала стали доноситься несколько иные звуки, я спросил «Это Помассл?», Андрей ответил «Ага» — «Слушай, тогда я пойду, ок? Страшно хочется послушать Помассла», Андрей улыбнулся и сказал «Конечно, отрывайся и ни в чем себе не отказывай», мы рассмеялись, и я поскакал себе не отказывать.

Pomassl

Франц Помассл — австриец, живет в Вене. Франц выступал без видео-арта, вместо этого с двух сторон яростно гасил стробоскоп. Перед началом фестиваля я немного поговорил с Францем, у меня к нему были некоторые вопросы. Он говорил много и с охотой, и кроме всего прочего заявил, что стремится воздействовать на психику аудитории, вызывая там всяческие замыкания. Так вот, среди аудитории ДЗ была парочка достаточно унюханных лохмаджунов, которые и оказались самыми восприимчивыми. В общем, не успел Помассл начать, как многие тут же оказались на небесах. Франц проявил себя страшным позером — он подбадривал публику, расхаживая по сцене с вызывающе рок-н-ролльным выражением лица, размахивая руками и открывая рот, будто призывно произнося «Yeah!»

В зале начался настоящий шквал эмоций, когда Помассл начал облизывать штекер откуда-то торчащего шнура, тыкать этим штекером во все, что под руку попадалось от коробок на столе до публики; затем, обмотав себя проводом с контактным микрофоном, начал бешено носиться взад вперед по сцене, от чего создавалась наводка, которая грубо вмешивалась в музыку — в общем, выглядело и звучало это достаточно дико. Немного мешал оголтелый и почти повсеместный торч в зале, но это ладно, куда без этого.

Короче, Помассл выступил очень качественно. Что же до музыки… Музыка ништяк, грубейший аналоговый звук, режущие длинные визги и жирные глитчи. У меня есть пара дисков Помассла, и было немного странно, что, будучи таким взрывным и экспрессивным музыкантом, он играл много того, что уже выпускал. Зато такого шоу до настоящего времени Киев точно не видел. Особенно чудесным было окончание — Франц поставил какую-то ровно-раздражающую высокочастотную тянучку и вообще ушел со сцены минут на пять. После его выступления народ начал подтягиваться к машинкам Штаалплаатов, но многие так и остались валяться на полу.

Во время разговора с Помасслом, да и вообще, меня не покидало ощущение, что дядька он несколько странноватый.

Pomassl

Pomassl (кульминационные моменты зомбирования публики)

Staalplaat Soundsystem

Ну, это был, конечно, разгром. Котра не зря объявил их выступление кульминационным, Штаалплааты очень всех удивили и порадовали.

Staalplaat Soundsystem — это дуэт. Инициировал его Геерт-Ян Хобиджн, шеф голландского лейбла Staalplaat (того самого, которому принадлежат права на издание большей части творческого выхода Muslimgauze). Второй участник дуэта — берлинец по имени Карстен Стабенов, куратор немецкого фестиваля Garage. Staalplaat Soundsystem не занимаются музыкой в привычном понимании этого слова, все, что они делают — это игры с саундом. К тому же, они используют насколько возможно немузыкальные источники звука, стараясь задействовать не только органы слуха аудитории, а и все остальное, чем она может воспринимать. У Staalplaat Soundsystem полно гигантских проектов, связанных с звучащими холодильниками, пылесосами, бытовыми и промышленными кондиционерами, кучей другого полезного и бесполезного железа, даже целыми бассейнами и участками городских ландшафтов. Пока мы бродили по Киеву, Ян рассказал мне о готовящемся проекте берлинской симфонии, для которого они собираются согнать на одну из берлинских площадей кучу машин, тракторов и даже вертолетов, и заставить все это добро звучать так, как они с Карстеном захотят.

Понятное дело, на ДЗ они привезли не такого амбициозного монстра, а одну из своих самых компактных саунд-инсталляций Yokomono, представляющую собой, фактически, доведенную до технологического фетишизма ди-джейскую работу. На столе раскладывается десяток пластинок, на каждую из которых устанавливается модель автобуса с иглой в дне и радио-трансмиттером на крыше. Машинки нарезают круги по дорожке пластинки, считывая записанную там музыкальную информацию и передавая ее на радиоприемники, с которых звук подается уже на микшерские пульты Яна и Карстена. Машинки приводятся в движение с помощью рычажка на боку, питаются от батарейки и двигаются с разной скоростью. Каждая из них подает на вход моно-сигнал, на выходе, таким образом, получается десятиканальный звук. Через несколько минут дорожка пластинки полностью стирается, тогда Карстен я Яном меняют пластинку или просто переставляют микроавтобус на другую дорожку. Звук стершейся дорожки тоже, естественно, включен в инсталляцию, это, как правило, наиболее режущие участки представления. Машинки ездят, Карстен с Яном крутят ручки микшера, выглядит это несколько абсурдно и в целом замечательно. Алла Загайкевич верно подметила, что во всем этом есть некий театральный момент.

Похоже, никто не ожидал, что Staalplaat Soundsystem выдаст почти часовую порцию настолько здорового и бесшабашного музона. Я ожидал однообразно гудящую саунд-инсталляцию, но не тут-то было — получилось что-то вроде изменчивого и проворного техно-нойза. Люди окружили стол, почти все лица выражали крайнее любопытство и культурный шок. После того, как Staalplaat Soundsystem отыграли, со всех сторон раздалось «бис!», к Яну и Карстену потянулись руки с бумажками для автографов — было заметно, что они этому чрезвычайно удивились. Карстен потом мне признался, что никогда до этого момента их не просили об автографах.

Пока Помассл беснуется и облизывает провода, Geert-Jan Hobijn из Staalplaat Soundsystem готовится к выходу

Ян Хобиджн и Кастен Стабенов - Yokomono в действии

Ян Хобиджн (Staalplaat Soundsystem)

Матчасть Yokomono, аудиоинсталляции Staalplaat Soundsystem (из-за антенн выглядывает Kotra)

Сессия Robotek

К концу части Nexsound публика почти полностью обновилась. Пришли колбасеры, в зале толклось около пяти сотен людей. В самом начале танцевальной части фестиваля что-то не сложилось с техникой, потом все выровнялось, в общем, понеслось танцевалово. Было бодро, громко и довольно аггресивно, в общем-то радикальное техно как раз и было обещано. За время которого я вдоволь натрещался в фойе со знакомыми, многое обсудил с музыкантами, договорился о некоторых встречах, выпил пива, немного потряс булками под роботековское техно и около 4х утра отчалил дрыхнуть. Назавтра меня ожидали разговоры с Аллой Загайкевич, Могласс и Акувидо.

Ottosiderspunk

Сет Ottosiderspunk - dancer

Ottosiderspunk

Типа резюме

Проведение такого мероприятия в Украине — факт, несомненно, крайне положительный. Как, вообще, начинаются такие фестивали: встречаются определенные люди, заводят какие-то творческие отношения, стартуют лейблы и устраивают акции, в общем, начинается какая-то возня. Если явление вызывает определенный отклик, вокруг этих людей смыкается независимая и коммерческая пресса, явление в определенной степени популяризируется и стимулирует все более широкий интерес. И тут — самое время появиться фестивалю, да еще и международному, что, во-первых, обеспечивает стабильный уровень внимания со стороны потенциальных потребителей на родине, а во-вторых, определенным образом это явление позиционирует в окружающей общемировой творческой среде, выражает его стремления, идеи, концепт и другие слова. ДЗ был первым фестивалем, полностью подготовленным независимыми украинскими лейблами, и, на мой взгляд, это было полноценное культурное мероприятие, очень изобретательное и разнообразное. Андеграунд? — нате вам андеграунд, причем, так сказать, андергаунд отборный и во всем мире уважаемый (а между прочим, Помассла и Штаалплаатов привезти в Киев было не такой уж и простой задачей). Дэнс? — пжалста вам, дэнс до утра, заводной, визжащий и качественный.

В общем, все эти факторы говорят о следующем — имеет смысл обратить пристальное внимание на дальнейшее развитие событий в местной культурной жизни, похоже, независимая культура наконец находит своего потребителя в Украине. Почему Ян с Карстеном удивились, что их попросили об автографах? Да потому, что до сих пор они выступали только в Европе, где подобные мероприятия проходят относительно спокойно и с несколько отстраненным интересом. Еще пять-шесть лет, и у нас, возможно, будет так же — ДЗ, например, обещает стать ежегодным фестивалем. Так что надо ловить момент — второго первого уже не будет…

Второго первого уже не будет

— это сказала Алла Загайкевич, когда во второй половине следующего дня большая часть участников ДЗ торчала перед входом в Домашнюю Кухню на М. Театральной и щурилась от солнца. Котра выглядел счастливым и энергичным, хотя не спал кучу времени, и к тому же, утром после фестиваля на пару с Сашей из Robotek развозил всю аппаратуру. Нас было человек восемь, мы решали, куда нам пойти пить вино, и вообще отмечать это дело. Было решено отправиться на Труханов остров, мы просто уселись на пляже в кружок, Дима начал разливать вино в пластиковые стаканчики. Я сказал «я не пью вино», и достал закупленную где-то по пути бутылку пива, Дима посмотрел на меня весело и сказал «как клево, что мы все разные!» Олег (Ok_01) полез в Днепр купаться, мы с Заволокой о чем-то перебалтывались, позже подошли Акувидо, на чей счет крайне ехидно и очень смешно пошутил Ян. Счастье!..

Когда вечером я уже со всеми окончательно прощался, Kotra сказал «Чуваааак, дуже дякую! Не знаю, що б я без тебе робив!» Эх, Дим… Менi цiкаво, що б я без тебе робив!

Следующий день после фестиваля, Труханов остров. Слева направо: Карстен Стабенов, Андрей Кириченко, Ян Хобиджн

Заволока, Карстен Стабенов, Андрей Кириченко

Ok_01 (Олег Ковальчук) после купания, Kotra, Zavoloka

Куча благодарностей за фотографии Вадиму Йовичу, Валерии Коробовой, Антону Смирнову и Котре. А также Максу Худику, который одолжил мне фотоаппарат на время проведения акции.
За вообще все — гипер-спасибо организаторам!

Сайт фестиваля — www.dz.org.ua

Реклама

2 комментария to “review #6 — Деталi Звуку 2005”

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: