review #14 – Musica Genera 2008



Шчечин — город небольшой и чистый, много старых зданий с очаровательными крышами, колокольня, несколько почерневших от времени храмов, река, парки…

Основной фокус внимания фестиваля Musica Genera — это абстрактная электроакустическая музыка, чаще всего импровизационного толка. Если взглянуть на лайнап прошлых сессий на сайте www.musicagenera.net, то даже при условии хотя бы поверхностного ориентирования в вопросах современной музыки быстро замечаешь множество громких имен. Началась Musica Genera в 2002 году, и в 2008 фестиваль проходил уже в седьмой раз — досточно серьезный возраст для подобного рода мероприятий.

Во главе фестиваля стоят два человека — Роберт Пьотрович и Анна Зарадны. Они симпатичные молодые люди и сами по себе музыканты. Это означает, что событие организовано с известной долей энтузиазма. В свою очередь, это означает 2 важные вещи: во-первых, лайнап фестиваля не утыкан сплошь звездами, в нем есть место незнакомым именам и начинающим исполнителям, а, во-вторых, вокруг всей затеи царит атмосфера заинтересованности и непосредственности. Другими словами, перед концертом никто не корчит из себя ведущих «песни года», а шумная беседа участников в баре после концертов занимает больше времени и внимания, чем вопросы гонораров, отелей и промоушена.

Впрочем, с промоушеном у фестиваля все в порядке, каждый концерт — полный зал. Нельзя сказать, что народ толпится, но за все 3 дня фестиваля я видел только один концерт с несколькими пустыми местами в зале. Но и фестиваль проходит не первый год, организаторы могут рассчитывать на определенное количество людей в аудитории, и, соотвественно, подбирать помещение для концертов.

Громадную поддержку событию оказывает город Шчешин. С организаторами с удовольствием сотрудничают несколько полезных учреждений вроде театра Кана и центрального городского радиоканала. С ними работает команда волонтеров, которые съзжаются из разных городов Польши. К контенту фестиваля (читай — к достаточно непростой музыке) есть очевидный интерес, и не просто на уровне торча, а интерес к персоналиям и их занятиям (несколько раз я наблюдал, как после выступления к музыкантам подходили люди из публики и расспрашивали их, из чего именно состоял их сетап, или рассказывали, что именно интересного они нашли в исполнении).

Конечно, у фестиваля есть и определенные недостатки. Главным из них мне показалось полное отсутствие женщин в программе — возможно поэтому множество концертов было предсказуемо «фирменно». Моя спутница отметила даже подчеркнуто маскулинный характер дизайна фестиваля — по поверхности буклетов, пригласительных и афиш сновали сперматозоиды, стилизованные под RCA-коннетор (т.н. «тюльпан»), и якобы оплодотворяющие реальность креативом.

Фестиваль проходил на трех площадках: театр Кана (зал-куб с нисходящими ступеньками кресел), концертный холл Польского Радио в Шчешине (большой зал с высокими потолками, но хвала духам, без высокой сцены) и спорт-зал одной местной школы. Ах, и конечно одна из самых важных площадок фестиваля — бар в здании театра, где организаторы, гости и публика не только отвисали, но и решали всякие важные вопросы. Кстати, мне понравилась концепция площадок фестиваля, раскиданных по всему городу — это давало возможность не только отдохнуть ушами от предыдущего концерта и обсудить его по дороге на следующий, но и в конце концов просто посмотреть на город. Город небольшой и чистый, много старых зданий с очаровательными крышами, колокольня, несколько почерневших от времени храмов, река, парки.

За три дня фестиваля всего состоялось 16 концертов, я вряд ли осилю описание каждого, поэтому остановлюсь на самых интересных.

Rafael Toral

Фестиваль открывал Рафаэль Торал — что называется current современной электроакустики. Если спросить о нем у интернета, тот ответит, в основном, восхищенными отзывами о экспериментах молодого португальца с тактильными устройствами. В каком-то там году он был признан лучшим гитаристом по какому-то там рейтингу. Его записи активно хвалят все известные мне источники, что каким-либо боком имеют отношение к электроакустической музыке. В конце концов, он — часть международного супер-оркестра MIMEO, что тоже многое означает. Некоторые его диски вполне способны если не очаровать, то по крайней мере, заставить вслушаться (например, люблю достаточно уже старенький «Violence of Discovery and Calm of Acceptance» — Touch, 2001).

На сцене и в ультра-короткой попытке вербального контакта он показался мне сущим ботаником и человеком, экстра-серьезно относящимся к своим музыкальным практикам.

Торал выступал с несколькими самодельными приборами — он ходил по сцене с коробочкой в руках и извлекал из них звуки, елозя пальцами по их поверхностям и тиская педаль. Время от времени его что-то зажигало, и он начинал подпрыгивать на месте или запрокидывать голову в экстазе звукоизвлечения. За время выступления он сменил 3 таких коробочки, каждая из них представляла своеобразный хитроумный ммм… ну скажем так синтезатор. Вот, например, ролик, в котором он объясняет принцип дейтсвия одного из таких приборов. Что-то, конечно, все это означало… Мне очень понравились эти сырые электронные звуки с острым привкусом кустарного подхода к делу. Но они никак не складывались в цельную и способную хоть как-то зацепить панораму — как только на горизонте появлялся какой-то потенциал движения, Рафаэль обрывал его следующим потенциалом — и он составлял эту мозаику потенциалов до самого конца выступления.

www.rafaeltoral.net
www.myspace.com/rafaeltoral

Rafael Toral

Rafael Toral

Rafael Toral

Valerio Tricoli

Валерио Триколи — сицилиец по происхождению, обитающий в данной время в Берлине. Он — один из достаточно успешно развивающегося квартета 3/4HadBeenEliminated. Соло он выступает с микрофоном, большим микшерским пультом, ревоксом (ReVox — старый катушечный hi-end магнитофон одноименного швейцарского производителя) и стробоскопом, синхронизированным со звуком. Активно использует фидбэк и голос, растаскивая его по комнате нехитрыми эффектами.

В первый день выступление Триколи было самым коротким (около 20мин) и, пожалуй, лучшим. Уж точно наиболее зрелищным в театре Кана — он играл в полной темноте и когда музыку начинало активно и громко дергать, он запускал стробоскоп, освещающий только его лицо и панель микшера. И уж точно он отдавал себе отчет в том, куда и как он повернет звук в следующий момент — он нес какую-то чушь в микрофон, уверенно и в то же время небрежно обращался с переключателями и слайдерами своей техники и совсем не боялся внезапных режущих моментов. При совершенно очевидном импровизационном характере его выступления в нем была логика, развитие и видимое удовольствие от игры со звуком и светом.

Я познакомился с Валерио позже тем вечером — он оказался очаровательным холериком и внимательным слушателем. Подвижная мысль, хитрый взгляд и заразительный смех.

www.discogs.com—Valerio+Tricoli

Valerio Tricoli on stage

Valerio Tricoli in da bar

Valerio Tricoli in da bar

Xavier van Wersch

Ксавьер родился, вырос и выучился на Ксавьера ван Верша в Голландии, но сейчас живет с женой в Будапеште, Венгрия. Я познакомился с ним несколько месяцев назад, он играл в одном краковском кафе. Каждое его выступление — это прежде всего развеселое шоу с тенью клоунады. Была б это полная клоунада, если бы не одно обстоятельство — за всем этим кроется мастерское владение инструментами, чуткое к звуку уху, внимательность к развитию темы и развитое понимание своей роли как на сцене, так и в музыке вообще.

Количество техники у него на столе огромно, он использует как традиционные аналоговые синтезаторы и сэмплеры, так и самодельные тактильно-электронно-дигитальные устройства (типа электронного диджериду — частотного фильтра, зависящего от интенсивности дыхания), так и вскую наукоемкую всячину (вроде сенсоров мозговой активности). Сетап выглядит как кадр из киберпанк-аниме: кишки наружу, провода во все стороны, мигающие лампы, и колдующий над всем этим доктор зло. Завершается выступление, как правило, полуголым Ксавьером в черной маске а-ля дарт вейдер, беснующимся с самодельной кибер-гитарой под вспышками стробоскопа. Звучит оглушающе аналогово, временами включается толкающий в диафграгму прямой бит.

Я помню, лайв Ксавьера в Кракове был хорошим, но его не сравнить с музикогенерным! Выступление длилось, кажется, не меньше часа — но за все это время не было ни единого фрагмента, дающего вниманию зрителя шанс зевнуть. И это при том, что не было ни единой паузы и ни единого момента спада активности — весьма громкое начало и постоянное повышение температуры и скорости развития событий.

Нет смысла утверждать, что в этой музыке «что-то такое скрыто» или что в ней присутствует какая-то особенная иррациональность — нет, все вполне объяснимо, как на ладони. Но то, с какой стороны Ксавьер подходит к решению творческих вопросов, вызывает мою искреннюю симпатию. Каждый раз на сцене он переживает войну со стремящимися выйти из под контроля машинами, каждое выступление — это предустановленный хаос: машин слишком много и они завязаны в сеть, в которой трудно разобраться, что, на что, каким образом и в какой момент может повлиять. То есть, он согласился (и примирился) с существованием хаоса. Но совсем не для того, чтобы порождать хаос, а скорее, чтобы перестать чувствовать себя «творцом» и стать полноправной частью гибридной системы «машина-человек», в которой успех симбиоза напрямую зависит от возможности человека отказаться от полного контроля над машиной. Упрощая, нивелируя собственную роль и в буквальном смысле становясь частью этой системы (например, запуская пальцы в оголенные микросхемы), можно спровоцировать ситуацию взаимоконтроля, когда поведение машин вызывает незапланированную реакцию человека. Конечно, это идеалистическая теория, но Ксавьер не просто об этом размышляет — всю эту человеко-машинную интерактивность он ощущает телом, и к тому же вкладывает в ее функционирование следы своего обучения философии и искусству (Институт Сонологии Королевской Консерватории в Гааге).

Но кстати, размышляет он об этом тоже вполне интересно — советую заценить секцию «Info» на его его сайте

www.xaflab.tk

Xavier van Wersch as mad scientist

Xavier van Wersch - electronic didgeridoo

Xavier van Wersch - brainwave controller

Xavier van Wersch - apogee

Michael Vorfeld / Joe Williamson / Rafael Toral

Контрабасист Джо Виллиамсон — канадец по происхождению, живущий в Берлине. Это молодой человек в огромных очках и строгом полосатом костюме, с черной кудрявой шевелюрой, выглядит несколько растерянно и устало. Отличный техник и очень гибкий в смысле стилистики исполнитель и импровизатор — он одинаково свободно играет и в составе уравновешенного Trapist, и в диком European trio Юджина Шабоне (Eugene Chadbourne). О Торале я уже немного рассказывал, а кто такой Михаэль Ворфелд, станет понятно по ходу дела.

Все трое встретились на одной сцене в первый раз, никаких репетиций, просто короткая стыковка звуками за время саундчека — чистота концепции свободной абстрактной импровизации была выдержана на все сто.

С того момента, как трио извергло из себя первый звук, стало понятно, кто будет выполнять всю «работу» — Михаэль Ворфелд. Порхая со смычком и кусками ткани над своими инструментами (несколько традиционных барабанов, тарелки, цитра) и отчаянно жестикулируя, он умудрялся строить и быстро разрушать крохотные конструктивные блоки, за которыми остальные едва успевали. Учитывая, что в абстрактной импровизации очень важен поиск созвучий и «работающих» фрагментов, поражала его способность «само-сэмплирования», или другими словами способность повторить любой пассаж даже на другом инструменте с полным сохранением динамики и тайминга. А, казалось бы, с таким набором инструментов применение какой бы то ни было техники, мягко говоря, маловероятно.

Если вспомнить, что и в какой последовательности происходило в том лайве, то это звучало очень близко к классике абстрактной импровизации — вспышка активности одного инструмента порождала активность иных, все это некоторое время колыхалось и разговаривало, и затем вновь уходило в еле различимые скрипы и вздохи. Но то, что происходило на молекулярном уровне, засасывало в какую-то черную дыру. Конечно, концерт закончился просьбой сыграть на бис, а после выступления я слышал несколько отзывов из разных уст, и чаще всего они начинались фразой «he’s simply a genius!»

Вечером второго дня фестиваля все участники и организаторы отправились в бар несколько расслабиться. Как это часто происходит, все закончилось дискотекой с польскими хитами прошлого. Ворфелда вытащили танцевать в середину круга, и произошло Нечто — этот сухой почти старичок с мудрым морщинистым лицом выстрелил в толпу бесхитростными, но в то же время зажигательными и элегантными па, прожигая полным иронии взглядом наши обескураженные улыбки.

Michael Vorfeld — www.vorfeld.org
Joe Williamson — www.myspace.com—joewilliamson

Vorfeld / Williamson / Toral

Vorfeld / Williamson

expressive Vorfeld

expressive Vorfeld

expressive Vorfeld

Prell / Eran Sachs

Я мало что знаю о парне из Венгрии по имени Петер Мартон, который называет себя Prell, и честно говоря после выступления узнавать не тянет. Но я много знаю об израильском парне по имени Эран Сахс (с которым давно нахожусь в е-мэйл контакте) и я наконец рад был с ним познакомиться лично. Эрану на вид около 30, в его разговоре одновременно чувствуется и опыт, и мальчишеский интерес.

На столе у Эрана было много всяких fx-боксов и громадный микшерский пульт, Prell в основном давил на клавиши лэптопа. Их импровизация была, по сути, стеной сырого нойза, которая временами обрастала интересными граффити — но каждый раз эти рисунки моментально гибли, будто в стену кто-то жирно хлюпал краской из ведра. Под ультра-громким шквалом нойза трудно было отличить, кто и где в этом шквале находится, и поэтому я стал наблюдать за жестикуляцией Эрана — его инструменты были хотя бы в большей степени тактильными. И я отметил одну занятную вещь — он как бы игрался в кубики, нагребая структурки из всяких огрызков шума. На его лице таился хитрый прищур, и он время от времени поворачивался в сторону напарника с выражением «ну как тебе?», «а ну-ка попробуй это!» — и таким образом я мало-помалу разглядел-расслушал, кто именно и что вкидывает в общую мясорубку звука. Должен сказать, что я бы с удовольствием послушал Эрана соло, посколько именно он показался мне рисовальщиком тех самых занятных граффити.

После выступления он показал публике «козу» и несколько разочарованно улыбнулся. Я не стал расспрашивать о его ощущениях, а он в силу своей супер-воспитанности ничего не сказал, но было очевидно, что он рассчитывал на большую степень игры по отношению к громкости сета.

Кстати, у Эрана есть псевдо-метал группа Lietterschpich — прекрасное сочетание игривого отношения к музыке и склонности к ее экстремальным проявлением.

Eran Sachs — www.myspace.com—eransachs
Lietterschpich — www.myspace.com—doomdub

Eran Sachs

Eran Sachs / Prell

Eran Sachs

The Necks

Австралийское трио The Necks состоит из трех опытных музыкантов: Chris Abrahams (фортепиано), Tony Buck (ударные) и Lloyd Swanton (контрабас). Трио занимается длиннющими (до часа и более) импровизациями, которые волнуются вокруг одной выбранной темы и не изобилуют острыми углами. По замыслу это дружелюбный и обволакивающий акустический эмбиент (практически избавившийся от своего джазового прошлого), который способен подхватить и унести за собой куда-то далеко. Если вспомнить все современные проекты, способные на создание высококлассного продукта, не апеллируя к традиционным жанрам, но и не выдумывая ничего нового, то The Necks в этом вопросе — один из наиболее преуспевших. И к тому же, один из самых востребованных по состоянию на текущий момент: на их счету более десяти дисков, трио занимается производством музыки к фильмам, активно гастролирует, ну и вообще…

В концертной ситуации The Necks звучали именно так, как они звучат в записях: длинно, монотонно, роскошно, накатываясь на слушателей гигантскими адриатическими волнами с подложкой из густого резинового баса, и в то же время постоянно оставаясь где-то над головой, выше осязаемого уровня. Впрочем, этот эффект вполне понятен — в концерте было несколько фрагментов, в которых Крис Абрахамс виртуозно вытягивал резонансы из гигантского рояля, и как бы выбрасывал их в воздух, словно сдувал парашютики с одуванчика — и они повисали в воздухе, медленно уплывая за горизонт. Тони Бак работал в большей степени с медной секцией установки и тоже, конечно, вносил свою лепту в создание колышащегося в зале резонанса. Да, все эти трюки наглядны, и музыка в целом вполне понятна. Понятно также и то, что таких импровизаций эта профи-тройка может настрогать хоть на двадцать дисков в месяц. Но когда над тобой медленно проплывает стотонный акустический кит, и при этом ты можешь разглядеть в деталях все популяции планктона на его брюхе, места для снобизма не остается.

Все диски, которые они с собой привезли, после концерта были разметены за несколько минут, Ллойд Свонтон с удовлетворенной и немного усталой улыбкой стоял за столиком, расшвыривая коробки с CD и считая деньги. Самым веселым и непосредственным из всех троих оказался Тони Бак — после концерта он хлестал пиво в баре и с видимым удовольствием трепался обо всем подряд и со всеми подряд.

www.thenecks.com

The Necks' havy mist

in da bar: Vorfeld, Tricoli (Williamson, Piotrowicz on the background)

in da bar: Vorfeld, Williamson

eRikm

Эрик М — 38летний француз со странным взглядом и усталостью в движениях.

На фестивале он не только играл вживую, но и представлял несколько своих аудиовизуальных работ, все очень свежее — 2007-8 гг. Вряд ли можно утверждать, что Эрик — сногсшибательный видеохудожник, его ролики казались скучноватыми и пустыми, совершенно не пластичными, и при этом недостаточно убедительными концептуально.

Кроме одного — «hQme». Сильная и позарез нужная современному арту работа.

«дQм» Эрика — это фотографии, сделанные им в его марсельской квартире (предположительно) и просто склееные в ленту без монтажа и эффектов. Картина, мягко говоря, далеко не оптимистичная. Его мак-бук и кое-какая аудио-аппаратура посреди разбросанных в беспорядке вещей, объедков, грязи, пыли, кокаина, пустых и наполовину опустошенных бутылок вина и виски, пепельниц и коробок с презервативами. Много деталей вроде донельзя запыленных розеток и аудио-коннекторов, засраного унитаза, медикаментов, авиа-билетов, выглядывающих из-под напрочь забытого чего-то дисков и книг (я успел заметить имена собственные: Legendary Pink Dots, Фассбиндер, Zombie Zombie). Физически ощущается неуверенность существования обитателя квартиры, его психологическая неустойчивость и оторванность от реального мира. Звукорядом к коллажу служило перистое облако звука с сильным привкусом сентиментальности — и это именно тот случай, когда музыка сильно меняла отношение к картинке: фотографии воспринимались не как нечто негативное или недопустимое — все эти мелочи обладали определенной ценностью, были вклеены в контекст жизни определенного человека, и много о чем говорили. У обитателя этой квартиры — нелегкий характер, он попал в какою-то экзистенциальную ловушку, и кажется, будто он изо всех сил старается найти внятные ответы на ему одному известные вопросы. В любом случае — жизнь его нельзя назвать беспечной.

После окончания показа в зале на несколько секунд повисла тишина — конечно, такие вещи способны пощипать восприятие. Эрик сидел за спиной публики, и он не встал, когда зал аплодировал — сгорбленный, усталый, невысокий чеовек в ярко-синей футболке со странным пониманием чего-то во взгляде. Я знаю достоверно только то, что все фотографии — его рук дело, но нет никаких гарантий, что на снимках — именно его квартира. Но я склонен так считать — общая картина настолько исчерпывающа, и каждый предмет в фото-сете настолько убедителен, что кажется, их мог запечатлеть только человек, хорошо знающий и проживающий с этими предметами свою настоящую жизнь. В первый ли раз он представляет этот проект или в очередной, но мне до жути интересны ощущения Эрика в момент, когда он открывает перед широкой публикой свою тяжелую натуру. Возможно, это способ взглянуть на себя со стороны, глазами обычного человека, которому ТЕ вопросы не понятны. Но возможно, работа направлена как раз диаметрально, к нам — нас заставляют принять определенный образ мыслей и самим поставить перед собой подобные вопросы.

www.erikm.com
www.myspace.com—erikmofficial

eRikm / Martin Siewert

Живое выступление Эрика оторвало всем головы.

Он играл в последний день фестиваля в дуэте с Мартином Зивертом (Trapist, Efzeg). Можно сказать, Мартин следил за тылами, в то время как Эрик воевал на передовой — виртуозная техника и зверь во взгляде и движениях. Четкость и убедительность каждой интонации и фразы, и в то же время — свободное и временами даже небрежное обращение со звуком и железяками на столе. Фантастическое развитие событий и остро ощущаемые границы между крайними состояниями, в которые Эрик бросался своей музыкой. Временами — совершенно серьезно — хотелось плакать, настолько правдиво и неприкрыто перед нами разворачивался тяжелый и переменчивый, но и романтический характер.

Существование такого характера в современно музыке делает ей честь. Мне запомнилось, как Эрик уходил из бара, где все отмечали окончание фестиваля. Он выскочил на улицу с рюкзаком и чемоданом, и стал переходить довольно широкую автостраду, наплевав на условности вроде пешеходных переходов, спотыкаясь о бордюры и смотря в одну точку перед собой.

Martin Siewert siewert.klingt.org

eRikm's 'animalistic' live

eRikm's 'animalistic' live

eRikm's 'animalistic' live

Robert Piotrowicz / Valerio Tricoli

Если посмотреть на сетап этого выступления, то может показаться, будто бы два титана меряются мощью мощей — доисторический мамонт ReVox Валерио Триколи и вызывающий ассоциацию с чем-то чугунным аналоговый синтезатор A-100 Doepfer Роберта Петровича.

Выступление проходило в полной темноте — Валерио игрался со стробоскопом. В какой-то момент выступления электрическая сеть настолько напряглась, что настольная лампа у Петровича на столе просто вырубилась, и в зале воцарилась кромешная тьма. В буквальном смысле риск свободной импровизации — несмотря на то, что звук не остановился, Роберт по сути не мог ничего делать: синтезатор A-100 Doepfer — это большая панель, сплошь усеянная коннекторами и кнобами, и без освещения нет ни малейшего шанса разобраться в том, за что там хвататься. Через некоторое время лампа включилась, но через секунду после этого погасла снова. Некоторое время стробоскоп Триколи и лампа Петровича игрались в свои собственные игры, и казалось даже, будто их вспышки были синхронизированы. Захватывающее зрелище.

О музыке трудно что-то сказать.. Эммм… абстрактная импровизация. Электрическая свето-забава и осознание адреналиновых моментов в игре музыкантов затмили впечатление от услышанного. Единственное, что я отметил — это то, что Валерио совсем не страшится рискованных моментов и иногда довольно грубо пытается повернуть русло звука в ином направлении, что, само собой, симпатично. Петрович же склонен к постепенным и вдумчивым наслоениям одного гудения на другое, что, конечно, звучит более традиционно.

Tricoli / Piotrowicz

Trapist

Импров-трио Trapist — это Мартин Брэндлмайр (Martin Brandlmayr) — барабаны, Джозеф Вильямсон (Joe Williamson) — контрабас, Мартин Зиверт (Martin Siewert) — гитара и электроника.

Trapist, конечно, были ожидаемыми гостями, и они закрывали фестиваль. Живое выступление практически ничем не отличалось от того, что можно услышать на дисках — гитарно-электронный эмбиент, потусторонний стон контрабаса и экстра-подвижные барабаны. Звучит все несколько печально, но в то же время по-венски романтично и торжественно, саунд группы тягуч и акустически / электронно раскатист.

Приятно следить за живым выступлением импровизационного коллектива, когда каждый из его участников принимает собственные решения, каждый способен взять в руки руль и грубо или мягко, но направить музыку совсем в иную колею. Удовольствие приносит и сдвиг в восприятии времени из-за растянутости музыки коллектива. Пожалуй, главное удовольствие — следить за игрой Брэндлмайра: в некоторые моменты он ломает палки, гнет щеточки и разбрасывается кусками ударной установки, но иногда и на несколько минут зависает с выражением напряженной мысли на лице, подносит к уху крохотные тарелочки, чтобы расслышать их звук…

Однако при всем наборе удовольствий от выступления Trapist, одного большого и общего удовольствия почему-то не так и не наступило. Что в общем-то вполне объяснимо — импровизации Trapist обладают развитостью и законченностью форм, и от этого музыка кажется вполне самоисчерпывающей (по крайней мере та, что мужно услышать на дискаx «Highway My Friend» hatOLOGY, 2002 и «Ballroom» Thrill Jockey, 2004). От живого выступления ожидаешь сюрпризов, а оно оказывается сильно похожим на вдоль и поперек знакомые записи. Хотя 10-минутный трек, что они отыграли на бис, звучал быстрее, энергичнее и убедительнее, гитара Зиверта сочно рычала на ударные, и Брэндлмайр почти развалил установку — в общем-то это было совсем неплохое закрытие фестиваля.

trapist.klingt.org

Siewert

Williamson

Brandlmayr rocking

Brandlmayr thinking

Реклама

One Trackback to “review #14 – Musica Genera 2008”

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: